Символом моральной деградации власти при последнем русском императоре стал старец Григорий Распутин. Некритичное доверие царской семьи к скандальному прозорливцу вызывало недоумение и возмущение у сановников и публики. 

Но ещё до появления при дворе Распутина царь благосклонно относился к сомнительным личностям. Среди них встречались похожие на «святого чёрта» колдуны, гипнотизёры, предсказатели и многие другие шарлатаны.

Блаженные из народа

И сам император, и его жена Александра Фёдоровна отличались набожностью и почтительным отношением к православию. Долгие годы они ждали рождения наследника, но на свет появлялись только дочери. Ощущение злого рока усилило религиозные воззрения и без того впечатлительных супругов. Поэтому при дворе стали появляться разные юродивые и блаженные, которые могли «предсказать будущее» – то бишь, появление на свет мальчика.

Николай II и его дочери

Николай II и его дочери

Почтение к странным людям из народа внешне вписывалось в церковную традицию. Одной из таких деятельниц была матушка Матрона-Босоножка. Так её прозвали за привычку ходить босиком по улице, даже в зимнее время года. Её нашли в петербургских трущобах и привезли в Царское Село, где она убеждённо уверяла императорскую чету, что им удастся родить наследника.

Бывшего солдата Василия Ткаченко родом с Кубани тоже называли Босоногим – он прославился странническим образом жизни в монашеской рясе и с посохом, увенчанным крестом. К блаженной Прасковье, или Паше Саровской Николай II с женой ездили на поклон сами в Серафимо-Дивеевский монастырь Нижегородской губернии.

Василий Ткаченко и Паша Саровская

Василий Ткаченко и Паша Саровская

Перед императором и императрицей бывали и более «юродивые» лица. Однажды им представили слабоумного Митьку Колябу. Он был инвалидом от рождения: хромым, глухим и с культями вместо рук. Внятно говорить Коляба не мог, изъясняясь криками и другими бессвязными звуками. Естественно, никакого очевидного пророчества во время встречи он не произнёс.

Страдающую приступами эпилепсии Дарью Осипову привёл ко двору флигель-адъютант Александр Орлов – как говорили, она помогала женщинам в своей родной деревне справляться с болезнями. Положительного впечатления на императрицу она не произвела, поскольку вела себя слишком странно: выкрикивала много проклятий и почти что впадала в транс. Тем не менее, именно во время её пребывания в Царском Селе у Александры Фёдоровны родился мальчик – царевич Алексей.

Возможно, если бы царевич Алексей не болел неизлечимой гемофилией, Распутин не получил бы столь большого влияния на престол...

Возможно, если бы царевич Алексей не болел неизлечимой гемофилией, Распутин не получил бы столь большого влияния на престол…

Политические интриганы

Близость к трону позволяла фаворитам в ряде случаев влиять на политику. Пожалуй, самым умеренным приближённым «мистиком» Николая II был врач тибетской медицины Жамсаран Бадмаев, родом из Бурятии. В ходе своей карьеры он стал Петром Александровичем Бадмаевым и дорос до действительного статского советника.

Кстати, и тибетская медицина, при всей своей спорности, внушала определённое доверие. Лечение доктора Бадмаева помогало многим пациентам, в том числе царевичу Алексею и известному священнику Иоанну Кронштадтскому. Так что шарлатаном Бадмаева назвать сложно.

Пётр, он же Жамсаран Бадмаев

Пётр, он же Жамсаран Бадмаев

По слухам, доктор мог входить в тибетское мистическое общество «Зелёный дракон» (им потом интересовались увлечённые мистикой нацисты) – а через Бадмаева туда могли попасть Распутин и даже императрица Александра Фёдоровна. Доказать эти слухи трудно, однако именно благодаря близости ко двору Бадмаев пытался убедить власть в том, что Тибет нужно присоединить к России. К сильному влиянию доктор не стремился, ограничиваясь частной врачебной практикой. Это позволило ему сохранить и положение, и жизнь – в сравнении с тем же Распутиным.

А вот метеоролог Николай Демчинский слишком резко воспользовался доверием царя. Это сейчас метеорология считается наукой, а в то время прогнозы погоды казались чем-то мистическим, словно астрологией. Отсюда и любознательность императора. Демчинский написал царю письмо, в котором просил осуществить реформы в пользу общества: «Картина будущего России давно уже обрисовалась в моей голове и, как мне кажется, картина единственно возможного её благополучного существования». Это рвение не было оценено, и Демчинский потерял влияние.

Европейские мистики

Сеанс спиритизма

Сеанс спиритизма

Мистические учения могли приходить в Россию из просвещённой Европы. Одним из таких авторитетных медиумов в конце XIX века был француз Незье Филипп. «Мастер Филипп», как его называли, с молодых лет мог исцелять молитвой, а потом и вовсе занимался всем подряд: гипнозом, сеансами спиритизма и, конечно, предсказаниями будущего. Всё это объединялось в целое учение мартинизма. На словах мартинизм говорил о молитве и спасении души в духе христианства, а на деле был прибежищем для мистических практик всех сортов.

До царской семьи дошли слухи о популярности Филиппа и даже рассказ о том, что он якобы вызвал молнию после спора с католическим священником. Николай и Александра Романовы стали искать встречи с популярным оккультистом, и тот в разговоре предрёк рождение царевича. После этого он ещё несколько раз предугадывал гибель Российской империи и царской семьи. Неизвестно, каким бы было его дальнейшее влияние на императора, если бы в 1905 году он не умер.

Мастер Филипп

Мастер Филипп

Зато его соратник по ордену мартинистов Папюс продолжил контакты французских мистиков с русским царём. Для царской четы он провёл спиритический сеанс, призвав дух Александра III, а также сильно способствовал развитию мартинизма в России (были открыты ложи ордена, переводились книги, издавался официальный журнал мартинистов на русском языке).

Приезжие европейцы не стремились заполучить раболепное доверие императора. А многие простонародные старцы были слишком необразованными и недальновидными. Распутин соединил в себе образ «истинно народного» предсказателя, хитрый ум и сильные амбиции. Его появление при дворе затмит славу всех других шарлатанов.

Источник