Дело Гуффэ – как детектив, написанный самой жизнью. Произошедшие в 1889-1890 годах в Париже и Лионе события сейчас напоминают не то пьесу, не то полицейский роман, действие которого происходит в эпоху, когда по мостовым еще ездили конные экипажи и кокотки носили длинные платья, зато могущество печатного слова уже становилось весьма впечатляющим. За расследованием исчезновения судебного исполнителя Гуффэ с огромным интересом следили читатели Франции, да и других стран тоже.

Как убийство судебного исполнителя затмило Всемирную выставку с первым в мире автомобилем

В те дни внимание читающей публики было приковано к газетам, рассказывавшим о Всемирной выставке в Париже; она началась 6 мая 1889 года и должна была продлиться до конца октября. Перед публикой впервые предстали «моторизованные кареты» Даймлера и Бенца – автомобили с двигателем внутреннего сгорания, была продемонстрирована фотокабина, а главное – на Марсовом поле появилась Эйфелева башня, для одних – чудо инженерной мысли, для других – бесполезная и чудовищная железная конструкция.

В 1889 году в Париже проходила Всемирная выставка

В 1889 году в Париже проходила Всемирная выставка

Но сенсацией все же стало расследование исчезновения судебного исполнителя по имени Туссен Огюст Гуффэ, сорока девяти лет, вдовца, жившего с дочерьми на улице Ружмон в Париже. Гуффэ был довольно состоятелен, в работе проявил себя хорошо, единственным, пожалуй, его недостатком было чрезмерное увлечение женщинами – в конечном счете и послужившее одной из причин гибели.

Туссен-Огюст Гуффэ

Туссен-Огюст Гуффэ

27 июля 1889 года в полицию обратился шурин Гуффэ, он рассказал, что в последний раз судебного исполнителя видели накануне, а консьерж дома на Монмартре, где находилась контора Гуффэ, рассказал, что ночью некий незнакомый мужчина поднимался в пустой уже офис. В помещении действительно были следы чьего-то присутствия, вещи были в беспорядке, однако сейф оказался в сохранности. На полу полиция обнаружила дюжину сгоревших спичек.
За расследование дела о пропаже Гуффэ взялся комиссар парижской Сюрте Мари-Франсуа Горон, который с самого начала был уверен в том, что имеет дело с убийством. Но установить удалось немногое – среди полученных сведений было свидетельство того, что Гуффэ незадолго до исчезновения видели в обществе некоей молодой женщины. Горон ждал новых известий.

Мари-Франсуа Горон

Мари-Франсуа Горон

15 августа, спустя три недели, следователь их получил. В деревне Мильери, в десяти милях от Лиона, был обнаружен сильно разложившийся труп человека, упакованный в джутовый мешок. Рядом с телом обнаружили ключ.

Спустя пару дней у соседней с Мильери деревушки Сен-Жени-Лаваль был найден разбитый сундук, на котором обнаружили частично стершийся почтовый штамп – «27 июля 188…». Проверка показала, что сундук был отправлен из Парижа в Лион 27 июля 1889 года, вес посылки составлял 105 килограммов. Найденный рядом с телом ключ подходил к замку сундука. Прокуратура Лиона передала расследование парижским коллегам.
Горон сразу же выдвинул гипотезу, что найденное тело принадлежит Гуффэ, но прибывший в Лион для опознания шурин пропавшего не смог по останкам узнать его. Тогда обратились к местному медику.

Расследование преступлений «современниками» Шерлока Холмса

Надо иметь в виду, что судебной экспертизы в привычной сейчас понимании термина в те времена еще не существовало, врачи занимались исследованием трупов по большому счету лишь повинуясь собственной любознательности и энтузиазму. Благодаря им впоследствии и возникнет судебная медицина как система научных знаний. В процедуре установления личности того, кто был найден в мешке в Мильери, принимал участие доктор, который действовал лишь интуитивно. Он весьма приблизительно установил рост потерпевшего – не совпадавший с ростом Гуффэ, цвет волос жертвы оказался значительно темнее цвета волос пропавшего судебного исполнителя. Тело было захоронено как неопознанное.

Доктор Александр Лакассань

Доктор Александр Лакассань

И лишь в ноябре, когда благодаря упорству и дотошности комиссара Горона делом заинтересовался сам врач Александр Лакассань, основатель французской школы судебной медицины, появились куда более интересные сведения. Доктор Лакассань, работая без рентгена (до изобретения рентгеновского аппарата оставалось еще шесть лет), без холодильника, даже без привычных сейчас латексных перчаток, руководствуясь собственными правилами и наблюдениями, произвел тщательную экспертизу эксгумированных останков – настолько, насколько это вообще было возможно.

Габриэль Бомпар

Габриэль Бомпар

Убитый, после того как Лакассань произвел замеры, оказался в точности того же роста, что и Гуффэ, при жизни, по утверждению медика, он страдал от небольшой хромоты – и это тоже подтвердили родственники пропавшего. Причиной смерти доктор назвал удушение. Расследование показало, что девушка, с которой видели Гуффэ, была двадцатилетней Габриэль Бомпар, девицей легкого поведения, а кроме того, любовницей некоего Мишеля Эйро, авантюриста и мошенника, который занимался тем, что приобретал фирмы и проводил их через процедуру фиктивного банкротства. Во время торгов по имуществу одной из них он, по-видимому, и познакомился с Гуффэ.

Мишель Эйро

Мишель Эйро

Найденный сундук был выставлен на всеобщее обозрение в Парижском морге – власти объявили награду в 500 франков тому, кто опознает этот предмет. Спустя некоторое время было установлено, что сундук изготовлен в английской столице. Отправленные туда агенты выяснили, что 12 июля его купили мужчина и женщина, по описаниям похожие на Эйро и Бомпар. Оба были объявлены в розыск, в том числе и международный.

Ход расследования подробно описывался в газетах, журналисты публиковали фото участвующих в деле лиц, художники воссоздавали сцены преступления. 21 января 1890 года Горон внезапно получил письмо из Нью-Йорка, подписанное ни кем иным как Мишелем Эйро, подозреваемым. В тексте значилось, что преступления Эйро не совершал, а виновной в убийстве была Габриэль Бомпар. В США тут же были направлены агенты для установления слежки за Эйро.

Габриэль Бомпар

Габриэль Бомпар

На следующий день в полицию явилась сама Габриэль. Будучи в курсе происходящего благодаря освещению в прессе, она понимала, что ей грозит быть обвиненной в происшедшем, при этом свое участие в убийстве она отрицала. Бомпар сопровождал молодой американский бизнесмен, познакомившийся с девушкой во время путешествия на корабле в Америку, куда она и Эйро (изображавший отца Габриэль) бежали от французского правосудия.
Бомпар была арестована, а в мае 1890 года в Гаване задержали и Эйро – его опознал благодаря газетам француз, живший на Кубе. Оба предстали перед французским правосудием, которому удалось восстановить картину произошедшего.

Разоблачение и наказание

По замыслу Мишеля Эйро Габриэль должна была соблазнить падкого на женщин Гуффэ, заманив его в арендованную преступниками квартиру. Там она накинула на шею жертвы шелковый шнурок, а выскочивший из укрытия Эйро довершил дело, задушив Гуффэ. После этого, обнаружив, что у убитого при себе всего 150 франков и ключ от конторы, он отправился туда, чтобы вскрыть сейф. Сделать это Эйро не удалось. В том, что убийство было запланировано заранее, сомневаться не приходилось, доказательством служило заблаговременное приобретение сундука. Труп был отправлен в Лион, где затем получен Эйро и вывезен на извозчике в деревню Мильери. Одежду и обувь Гуффэ сообщники утопили в море в Марселе, когда направлялись на американский континент.

Расследование убийства подробно освещалось прессой

Расследование убийства подробно освещалось прессой

Во время расследования Эйро и Бомпар пытались свалить вину друг на друга, но симпатии публики, которая продолжала с интересом следить за ходом дела, были на стороне Габриэль. Тому способствовали рассказы о ее нелегкой жизни – по словам девушки, она была вынуждена избрать улицу в качестве способа заработка после того, как в шестнадцать лет ее выгнал из дома отец. А кроме того, по утверждению Бомпар, она не отдавала себе отчет в происходивших событиях, потому что находилась под воздействием гипноза.

Рисунок Анри Мейера, опубликованный в ходе судебного разбирательства

Рисунок Анри Мейера, опубликованный в ходе судебного разбирательства

Сейчас такая версия вызвала бы лишь усмешку, но конец XIX века был не только временем становления детективной литературы и судебной медицины – огромный интерес вызывали и возможности в области гипноза и использования «животного магнетизма». Во время процесса над Эйро и Бомпар не на шутку схлестнулись две психиатрические школы, одна из которых отрицала вероятность того, что человека можно «загипнотизировать на убийство», другая же допускала это. Версией последних умело воспользовался адвокат девушки Анри Робер. Итогом судебного разбирательства стал приговор, по которому Мишелю Эйро назначалось наказание в виде смертной казни, а Габриэль Бомпар – каторжные работы на срок 20 лет.

История была показана читателям газет до конца

История была показана читателям газет до конца

Из газеты, выпущенной в ходе процесса

Из газеты, выпущенной в ходе процесса

Она вышла на свободу раньше, в 1905 году, устроившись работать в кинотеатр билетершей. В 1920 году Габриэль Бомпар умерла.

Выйдя на свободу, Бомпар делала попытки привлечь внимание к своей истории, выступала на вечерах, но затея оказалась провальной

Выйдя на свободу, Бомпар делала попытки привлечь внимание к своей истории, выступала на вечерах, но затея оказалась провальной

Горон вышел в отставку в 48 лет, занявшись написанием мемуаров, как когда-то знаменитый Эжен Франсуа Видок. Детектив, придуманный самой жизнью, был завершен, в нем были жертва и злодеи, девушка с погубленной судьбой и негодяй-убийца, упорный следователь и талантливый врач, были второстепенные персонажи – вроде честного извозчика, рассказавшего о сундуке с Лионского вокзала, и торговца, продавшего этот самый сундук, и обманутого в своих ожиданиях американского поклонника преступницы. Был и еще один таинственный персонаж, захвативший часть внимания публики – мадам Афингер, предсказательница, к которой сразу после исчезновения Гуффе обратились его родственники. Впав в транс, она поведала, что пропавший был задушен - так рассказывали после газеты, впрочем, можно допустить, что в создании своего детектива жизнь таки прибегла к небольшому художественному вымыслу.

Источник