В 1969 году в Семиречье, в поселке Иссык, находящемся в 50 километрах севернее Алма-аты, во время строительных работ был обнаружен курган  высотой 6 метров.  Под насыпью археологи обнаружили два погребальных помещения: центральное и боковое. Центральное помещение, судя по всему, в старину уже обкрадывалось, однако боковое помещение, которое находилось на 15 метров южнее центрального, осталось нетронутым. Было установлено, что боковое помещение - это не саркофаг, а огромная комната, которая  сверкала изделиями из золота, наполнявшими ее. Там был захоронен молодой человек которого условно назвали «Золото́й челове́к» (Алтын Адам), так как его одежда была изготовлено из золота. Под ремнем с левой стороны висел меч-акинак.  До сих пор считается, что этот молодой челове́к являлся текином (князем), но к какому конкретно роду он принадлежал установлено не было. В могиле обнаружили более 4800 украшений, выполненных из листового золота, а также золотые перстни, статуэтки, бронзовое и золотое оружие, сосуды, зеркала и др. полезная домашняя утварь. Находку учёные  датировали V—VI веком до н. э. Кинжал - акинак - признан шедевром «звериного» сакского стиля, хотя он очень напоминал мечи стрельцов 16 века.  На каком же языке разговаривал этот «текин»? В захоронении была найдена чаша с письменными знаками - самая ценная находка в этом кургане. Горизонтальная надпись была сделана на внешней стороне серебряной чаши, которую назвали чашей Акишева. Надпись состояла из 26-и букв, похожих на графемы орхоно-енисейского письма. Позднее были найдены находки, на которых имелись надписи, написанные с помощью  аналогичного письма: на Памире, Тянь-Шане, в Туркмении (Кара-тепе, вблизи Термеза), в центральном Афганистане, в южном Узбекистане, в южной Таджикии. И все эти надписи, к сожалению, не дешифрованы. Видимо, кто-то просто не хочет, чтобы эти надписи были прочтены.

Быть может, удастся прочесть надпись (рис. 1) на чаше Акишева с помощью силлабария Г. Гриневича (рис. 2)?  

 

 

Issyk_nadpisРис. 1. Надпись на чаше Акишева.

Рис. 2. Силлабарий Г. С. Гриневича. Читаем слева направо:             1 строка. Йажа ких - млоко локано, сметомько?

2 строка.  Чаю, гукаю локлока.

Перевод: 1 строка. Чья еда - молоко лакаемое, сметанка?

2 строка. Жду, зову того, кто лакает молоко.

Вопрос: «ких» еда - сметана?

Ответ: кота, которого и подзывают, - «локлока». Видимо, в жилище «иссыкского текина»  проникли мыши. «Иссыкский текин», будучи ещё ребёнком, на чаше, подаренной ему на день рождения, ради шутки и сделал эту надпись. Строчки получились неровными. Не думаю, что "киха" - это кошка.

Надпись на чаше Акишева в 1969 году московские специалисты даже не прочитали, но вынесли убийственный приговор: надпись процарапана позднее, да и сама чаша подложена в курган позже захоронения какими-то злоумышленниками. От себя могу добавить то, что злоумышленники не пожалели серебра. Это были своего рода бессребреники (безмездники), умеющие писать на русском языке.