Брюшинкин С.М. Почётный профессор Восточно-Сибирской Открытой Академии



Новогодний номер журнала «Химия и жизнь» за 1990 г, в котором была опубликована моя статья «Взрыв сверхновой потряс Солнце и Землю?» [5].

Глобальный энергетический скачок, квантовый переход, вхождение человечества в новое измерение оказались всего лишь последствиями взрыва сверхновой SN1987A, переходом от господства общей теории относительности Эйнштейна к единой геометрической пятимерной теории гравитации и электромагнетизма Эйнштейна-Калуцы, правда, достаточно драматичным. 

Глобальный энергетический скачок можно ошибочно рассматривать как следствие глобального изменения климата, или продолжение глобальных изменений, вызванных вторжением межзвёздного вещества от Локального облака, о чём впервые заговорил профессор Дмитриев А.Н. [1], а полные масштабы явления, которое развивается буквально на наших глазах последние 25 лет, изложены в Первом Докладе Председателя Международного Комитета по Проблемам Глобальных Изменений Геологической Среды “GEOCHANGE”, 30.06.2010 Э.Н. Халилова «Глобальные изменения окружающей среды: Угроза для развития цивилизации» [2].
Однако, плавное вторжение Локального облака, которое долгое время было в статусе официально не признанного явления, получило статус научного открытия, после обнаружения американским спутником IBEX гигантской ленты на гелиосфере в 2009 г [3]. Время достижения этой ленты окрестностей Земли оценивается NASA в диапазоне от одной до нескольких сотен лет. В то же время, глобальный энергетический скачок произошёл буквально в последнее время, время этого скачка оценивается в пределах 1998 – 2004 годов.

В научном сообществе нет единства по поводу причин наблюдаемых катастрофических явлений на планете. В докладах Межправительственной группы экспертов по изменению климата (МГЭИК) ООН говорится, что в природных изменениях повинно глобальное потепление, спровоцированное парниковыми газами, производимыми человеком. Авторы же доклада «Geochange» отрицают антропогенную природу «энергетического скачка», считая, что в насыщении атмосферы парниковыми газами повинны извержения вулканов, а также повышение геодинамической активности Земли - раздвигание литосферных плит. В результате из глубин мантии в океан, а затем в атмосферу поступает в десятки раз больше газов, чем обычно.
Тайну этого скачка раскрывают отрывки из моей книги «Тайны астрофизики и древняя мифология» [4], посвящённые сверхновой SN1987A, и дополнения, поясняющие её роль в глобальном энергетическом скачке.
Эпиграфы и введение к статье «Взрыв сверхновой потряс Солнце и Землю?» 
.
«Третий Ангел вострубил, и упала большая звезда, горящая подобно светильнику... Откровение Иоанна БОГОСЛОВА. 8,10
Четвертый Ангел вострубил, и поражена была третья часть Солнца... Откровение Иоанна БОГОСЛОВА. 8, 12
Имя сей звезде "полынь", и третья часть вод сделалась полынью, и многие из людей умерли от вод, потому что они стали горькими. Откровение Иоанна БОГОСЛОВА. 8,11
Мало кто серьезно отреагировал на космическое событие, случившееся 23 февраля 1987 года в 2 часа 53 минуты мирового времени. Между тем ему суждено, вероятно, оставить глубокий след не только в астрономии и физике, но и в науках, список которых сейчас составить весьма затруднительно. Оно может сказаться и на экономике, политике и даже на ходе истории».
Фраза о влиянии вспышки на ход истории реализовалась буквально через восемь месяцев. В августе 1991 г в России произошла так называемая «демократическая» революция в результате которой была разрушена казалось-бы незыблемая сверхдержава – СССР. 
Возвращаясь к предыстории вспышки сверхновой, моего предчувствия этого события, внезапного пробуждения от вспышки и последующего активного участия в разработке теоретических проблем, возникших после выяснения всех обстоятельств сопровождавших её, необходимо вернуться назад по времени примерно на год.
Весь 1986 год я находился в повышенном эмоциональном напряжении, что частично было связанно с вновь возобновившейся работой после долгого перерыва над очередным вариантом единой теории гравитации и электромагнетизма. Напряжение значительно усилилось после аварии на ЧАЭС, летом того года я начал практиковать регулярные пробежки по утрам. 
По случаю юбилея 21 декабря 1986 года начальника аналитической лаборатории был устроен небольшой капустник, к которому я подготовил шутливое секретно-мистическое поздравление. В этом поздравлении в результате мистическо-логических рассуждений я пришел к фразе об утренней звезде Люцифер, которая будет предшествовать восходу Солнца. Надо сказать, что не только я, но и некоторые сотрудники придали этому большее значение, чем простой шутке. И меня еще долго спрашивали, когда будет восход Солнца.
Об одном вещем сне здесь имеет смысл рассказать. Как-то в это время, мы возвращались с приятелем с работы, и он спросил меня: снятся ли мне сны, в которых я летаю. И я рассказал ему о сне, приснившимся незадолго до этого. Мне снилось, что я летаю под мощным железобетонным куполом, который ассоциировался у меня с куполом в корпусе Управления Института атомной энергии. В какой-то момент я почувствовал необходимость пробить этот купол, неведомая сила разогнала меня, ударила плечом об него. Купол был пробит и меня ослепил яркий солнечный свет.
В феврале 1987 года я взял небольшой отпуск, чтобы отдохнуть от довольно непростых и напряженных отношений, которые возникли у меня на работе и попытаться навести порядок в тех теоретических построениях, которые я развивал. Я уехал на дачу и провел неделю в совершенной глуши, откуда до ближайшего населенного пункта несколько километров. И вот 21 февраля я получил преобразование, которое стало ключом к тем пяти препринтам, которые я опубликовал в 1987-1989 г.г. Прекрасно помню утро 22 февраля, это был какой-то сказочный мир снега, инея, которым были облеплены все деревья и желтого, яркого Солнца. Я прокатился на лыжах и мне казалось, что я вступаю в новый период своей жизни.
23 февраля, в день Советской Армии, я был уже в Москве, проснувшись утром в 6 часов, хотя обычно просыпался позднее на полчаса, сделал получасовую пробежку и почувствовал какой-то необычайный прилив сил, поверил в то, что это преобразование решает те проблемы, которые стояли передо мной.
Позже, когда я узнал на семинаре о вспышке сверхновой 23 февраля я невольно с волнением спросил: во сколько?. Узнав, что вспышка зафиксирована в 2 час. 54 мин. мирового времени, т.е. 5 час. 54 мин. московского, я с тех пор не могу отделаться от впечатления, что в то утро ощущал дыхание земной оболочки, испытавшей на себе воздействие вспышки сверхновой.
После того, как я догадался о возможном влиянии вспышки на Солнце и ознакомился с данными о числах Вольфа за февраль 1987 года, я уже не сомневался, что восход Солнца, начало нового цикла солнечной активности было положено вспышкой сверхновой в то утро.
И тогда я понял, что человек должен быть все время как бы маленькой антенной, направленной как в окружающий мир, так и внутрь себя. В человека в ходе эволюции было заложено гораздо больше, чем он использует: сверхчувственное восприятие, вера, сны и т.д. Но, возможно, эти скрытые механизмы вступают в действие в связи с циклической деятельностью Солнца. Во всяком случае, для меня в эти три года многое удавалось, я жил в каком- то загадочном, полу-мистическом мире. А теоретические построения неудержимым потоком извергались из моей головы, я не успевал проверять всего того, что выдумывал, и делал ошибки, которые были бы невозможны в спокойный период. 

Сверхновая SN1987А и проблемы интерпретации полученных экспериментальных данных

Сверхновая, вспыхнувшая 23 февраля 1987 года, относилась ко второму типу, в процессе взрыва таких звезд они полностью скидывает свою оболочку, превращаясь в нейтронную звезду или чёрную дыру. В это утро, в 2 час. 52 мин. мирового времени, была зафиксирована вспышка сверхновой звезды SN1987А в неправильной галактике Большое Магелланово Облако – спутнике нашей Галактики. Расстояние до галактики 50 килопарсек, что сравнимо с диаметром нашей галактики – 30 килопарсек.
При вспышке такой сверхновой звезда коллапсирует в нейтронную звезду, при этом выделяется колоссальное количество энергии, которое вместе с оболочкой уносится нейтринным, электромагнитным, гравитационным и другими видами излучений.
Нейтринное излучение было зарегистрировано несколькими лабораториями. Но за несколько секунд до регистрации первых импульсов нейтрино сработала гравитационная волновая антенна в Италии в группе Амальди. Поток энергии, зафиксированный гравитационной антенной, был необычайно высок, и многие отнеслись скептически к этому результату, поскольку в рамках общей теории относительности он соответствовал вспышке сверхновой с массой 2400 масс Солнца, масса же сверхновой оценивается сейчас в 10-25 масс Солнца.
В работах автора, изданных в ИАЭ в виде препринтов в 1987-1989 г.г. [6-10] был предложен новый вариант единой геометрической шестимерной теории гравитации, электромагнетизма и ядерных полей, на основе теории вложения римановых пространств, обобщающей пятимерную теорию гравитации и электромагнетизма Эйнштейна-Калуцы, совершенствованию которой Эйнштейн посвятил более 20 лет жизни. В рамках этой теории был произведен модельный расчет гравитационного коллапса для звезды с массой SN1987А и было продемонстрированно, что, если носителем потока энергии, зафиксированного гравитационным детектором кроме гравитационной волны была скалярная волна, предсказываемая теорией, то такой поток вполне мог соответствовать вспышке сверхновой на два порядка меньше, чем предсказывает общая теория относительности.


Большое Магелланово облако и сверхновая SN1987A, указана стрелкой

Если отнестись серьезно к результату, зафиксированному гравитационной антенной, то на Солнце воздействовал мощный поток энергии, который превосходит на 1-2 порядка энергию крупнейших солнечных вспышек (наиболее мощных энергетических процессов на поверхности Солнца). Результатом такого воздействия могло явиться долговременное изменение внутренних процессов на Солнце.
Основной характеристикой солнечной активности является регулярное со средним периодом 11 лет изменение количества солнечных пятен. В начале 1987 года Солнце находилось на минимуме активности и в феврале до вспышки сверхновой появление пятен отмечалось лишь 14 числа, после вспышки 23 февраля, 25 появились пятна и с того дня начался новый цикл солнечной активности. Солнечная активность характеризуется числами Вольфа (W) - показателем относительного числа пятен. 

На рис. 1 приведены данные о числах Вольфа за январь - март 1987 г. из журнала «Солнечные данные»

В настоящее время известно, что 22 цикл солнечной активности, максимум активности которого пришелся на 1989-1991 годы, стал вторым по интенсивности за все время инструментальных наблюдений. А ведь всего несколько лет до этого Ю.Р. Ривин в книге «Циклы Земли и Солнца» предсказывал, исходя из тенденции, которая сохранялась на протяжении более ста лет, что 22 цикл будет значительно менее интенсивным чем 21.



Рис. 2, приведены данные о числах Вольфа за 1986 - 1988 г.г. из журнала «Солнечные данные»

За последнее тысячелетие на Земле было зафиксировано четыре вспышки сверхновых. После крупнейшей вспышки сверхновой 1054 г., на месте которой образовалась Крабовидная туманность и незадолго до нее произошедшей вспышкой 1006 г., последовал почти в три столетия период повышенной солнечной активности, которому соответствовал на Земле более теплый период, называемый «средневековый климатический оптимум». После двух вспышек сверхновых (Тихо Браге в 1557 г. и Кеплера в 1604 г.) на протяжении почти ста лет наблюдался так называемый минимум Маундера активности Солнца, которому соответствовал наиболее холодный промежуток «малого ледникового периода», последовавшего за «средневековым климатическим оптимумом». Разница в температуре между «климатическим оптимумом» и «малым средневековым периодом» составляла всего один градус Цельсия.
Нейтринное излучение было зарегистрировано несколькими лабораториями: Баксанским подземным сцинциляционным телескопом (БПСТ), расположенным вблизи Эльбруса; советско-итальянским жидкостным сцинциляционным детектором (LSD), расположенном в туннеле под Монбланом; черенковским детектором (К2), расположенном в городе Камиока (Япония) и черенковским детектором (IBM), расположенным вблизи Кливленда.
Существующая модель коллапса предсказывала существование нейтринного импульса от сверхновой, и одной из целей строительства нейтринных детекторов был поиск именно таких вспышек, но удивительным было то, что от сверхновой SN1987A пришло два нейтринных импульса – в 2 часа 52 минуты и 7 часов 35 минут. И если второй импульс зафиксировали все детекторы, причем на японском и американском детекторах просматривается его более тонкая структура прихода по времени частиц нейтрино в импульсе, то первый импульс, кроме японского и итальянского детекторов – а они зафиксировали по несколько нейтрино, – зарегистрировал ещё и баксанский детектор, который зафиксировал одно нейтрино.
Между экспериментаторами разгорелись споры, кто же действительно зафиксировал импульс от сверхновой и когда, но в целом сложилась ситуация не готовности теории полностью объяснить все полученные экспериментальные данные.

О возможном влиянии взрывов сверхновых на ход тектонических процессов

Вспышки сверхновых на сравнительно небольших расстояниях от солнечной системы могли бы стать инициаторами такого рода повышенной тектонической активности. В книге И. Шкловского «Вселенная, жизнь, разум» [11] приведены оценки частоты вспышек сверхновых на расстояниях до 10 парсек от солнечной системы, исходя из того, что сверхновые вспыхивают в галактике один раз в 100 лет.
И хотя в последнее время такие вспышки регистрируются чаще, его оценка, что один раз за 750 млн. лет вспышка происходит вблизи от солнечной системы, по порядку величины соответствует частоте усиления тектонических процессов на Земле. Кроме того, в книге Шкловского прямо указывается на то, что на расстоянии 30–40 парсек от солнечной системы сохранились остатки оболочки сверхновой. 
Пояс и рукав содержащий Магеллановы облака вблизи нашей Галлактики

Поток энергии, зарегистрированный гравитационной антенной в Италии, в пересчете на поперечное сечение Земли составил

5 × 10 в степени 20 Дж,

что на один-два порядка превосходит энергию крупнейших землетрясений, но несколько уступает энергии тектонических процессов. 
В настоящее время в науке о внутреннем строении Земли господствует гипотеза тектоники континентальных плит. Согласно этой гипотезе, поверхность Земли состоит из нескольких плит, в основном связанных с континентами. Тепло, идущее от ядра Земли к ее коре образует, конвекционные потоки, которые ответственны за движение плит относительно друг друга.
В современной геотектонике ощущается необходимость появления новой парадигмы, способной объяснить недостатки концепции тектоники литосферных плит, поскольку концепции расширения и пульсации Земли, по-видимому, не способны справиться с этой проблемой.
Если вспышка сверхновой на расстоянии порядка 1 килопарсека (SN1054А – на месте которой образовалась Крабовидная туманность) способна привести к изменению скорости вращения Земли, то вспышка аналогичной сверхновой на расстоянии 30–100 парсек способна привести к возмущениям на 2–3 порядка более мощным, что должно приводить не только к серьезным изменениям скорости вращения Земли, но, возможно, и к изменениям формы поверхности Земли и коренным изменениям хода тектонических процессов. Именно такие серьезные изменения скорости вращения Земли зафиксированы во времена, совпадающие с ПТ и КТ-границами, причем специалисты отмечают [12], что «непосредственное воздействие мантийной конвекции не в состоянии было обеспечить полностью наблюдаемые аномалии в суточном вращении Земли».
Гравитационная волна обладает моментом импульса, т. е. она может увеличивать или уменьшать скорость вращения планет, приводя к возникновению смещения коры относительно ядра планеты. В результате всего этого тектонические процессы могли не только усилиться, но и могла произойти полная перестройка этих процессов. 
Аномалии в изменении скорости вращения Земли обсуждаются в литературе. Отмечается (как это упоминалось выше), что непосредственное воздействие мантийной конвекции не в состоянии было обеспечить полностью наблюдаемые аномалии в суточном вращении Земли. Аналогичный график изменения угловой скорости орбитального движения Луны представлен на рисунке. Частично вариации скорости вращения Земли могут быть объяснены изменением полярного момента инерции Земли, вследствие изменения тектонической активности, что нашло свое отражение в изменении скорости вращения Земли и Луны.
Вспышки сверхновых на сравнительно небольших расстояниях от солнечной системы могли бы стать инициаторами такого рода повышенной тектонической активности, а также повлиять на изменение скорости вращения Земли и Луны. 
Как мы уже упоминали, поток энергии от сверхновой в Крабовидной туманности на расстоянии 1 килопарсека от Солнечной системы мог составлять

P = 10 в степени 21 Дж

Вспышка сверхновой на расстоянии 30–40 парсек может нести поток энергии порядка

P = 10 в степени 24 Дж

что сравнимо с энергией тектонических процессов.
На рисунках представлены типы поляризации плоских скалярно-гравитационных волн, вызывающих различные типы смещения на сфере пробных частиц, распространяющейся волны [13].


Волна распространяется в положительном направлении оси z и обладает зависимостью от времени cos wt, случай а,б соответствует гравитационной волне, распространяющейся волны поля спина 0 или скалярной волне. 
Сплошные линии соответствуют моменту времени wt=0, пунктирные – моменту wt=180; cмещения, перпендикулярные к плоскости рисунка отсутствуют.


а) одно из состояний поляризации скалярно-гравитационной волны

Поверхность Солнца в первом приближении может рассматриваться как такая сфера пробных частиц и рисунки наглядно демонстрируют, что может происходить с солнечной поверхностью под воздействием гравитационной волны. Земная поверхность является твердой оболочкой жидкой мантии и эти рисунки демонстрируют какие напряжения возникают на ее поверхности.

И в заключение этого раздела приведу данные, возможно, указывающие на то, что Земля в 1987 году испытала изменение скорости вращения вследствие вспышки сверхновой. На рисунке представлен график [14] из работы, описывающий изменение фазового дифференциала в 1984–1988 гг. функций, одна из которых описывает движение полюса, а вторая изменение приливного потенциала. Каждая из функций получена из экспериментальных данных при 13,66 дневном усреднении.


Как видно из содержания этой работы, возможность привлечения каких-либо внешних воздействий на солнечную систему для объяснения скачка этих функций в 1987 г. авторами не рассматривается.
Напомню в этой связи отрывки из доклада, посвящённого глобальному энергетическому скачку.
«На рис.41 показан график отражающий движение северного геомагнитного полюса. Как видно из графика, к концу 90-х годов скорость дрейфа северного геомагнитного полюса увеличилась почти в пять раз, по сравнению с 1980-м годом. Этот факт может свидетельствовать о существенных изменениях в энергетических процессах в ядре Земли, формирующих геомагнитное поле нашей планеты. Безусловно, наблюдаемое явление может отражать начало очередного цикла резкой активизации эндогенной активности Земли.


Рис. 41. График скорости движения северного геомагнитного полюса 
(N. Olsen and M. Mandea, 2007) 
(http://geo-change.org/Pdf/Will_the_Magnetic_North_Pole.pdf)

К каким еще последствиям может привести, продолжающееся с огромным ускорением, смещение северного магнитного полюса? Учитывая, что данный процесс сопровождается снижением напряженности магнитного поля Земли, можно предположить, что это должно повлиять на глобальные климатические изменения. В области полярных шапок существуют так называемые «каспы» – полярные щели, которые увеличились в последние годы. Через эти каспы в атмосферу и к поверхности Земли попадает радиационный материал солнечного ветра и межпланетного пространства, т.е. в полярные области попадает огромное количество дополнительного вещества и энергии, что приводит к “разогреву” полярных шапок. Естественно, изменение положения геомагнитных полюсов при-водит и к смещению каспов и, как следствие, смещению областей повышенного потока солнечной энергии в атмосферу и на поверхность Земли. Этот процесс должен вызвать перераспределение системы циклонов и антициклонов на нашей планете, что приводит к серьезным глобальным климатическим изменениям (В.Е. Хаин, Э.Н. Халилов, 2008, 2009 гг.).
Из рис. 41 видно, что аномальное движение полюса началось в 1990 г. То есть, если Солнце, точнее сказать пятна на нём, среагировали на вспышку сверхновой моментально, то земной полюс среагировал в явном виде несколько позднее, что понятно ввиду медленности тектонических процессов. Но вот если следить за землетрясениями, то реакция является более оперативной. 
«На рис.50 приведено сравнение графиков числа сильных землетрясений с М>8 и солнечной активности за период с 1900 по май 2010 г. График сильных землетрясений составлен путем осреднения 5-ти летними скользящими средними.
Даже при первичном визуальном анализе можно заметить высокую корреляцию между двумя графиками. Из рассмотренных десяти 11-летних циклов солнечной активности, только два не совпадают с циклами повышенного числа сильных землетрясений – 16 и 17 циклы солнечной активности.



Рис. 50. Сравнение графика числа сильных землетрясений с M>8 
(красный) с графиком солнечной активности (синий). 
(Составил Э.Н. Халилов, 2010 г.)

В некоторых случаях можно говорить о незначительном смещении циклов солнечной и сейсмической активности. Например, цикл сейсмической активности смещен на 2 года ближе к концу 19-го цикла солнечной активности. Однако, в целом, картина высокой корреляции этих двух процессов впечатляет». 
И лишь после начала глобального энергетического скачка возникает очевидный диссонанс. Замечу, что на графике числа сильных землетрясений именно после 1987 года, после минимума около 1983 начинается последовательный рост числа землетрясений, правда, с влиянием солнечной активности.
Для сравнения с рисунками, демонстрирующими состояния поляризации гравитационно-скалярной волны, рассмотрим напряжения, возникшие в земной коре (коэффициент J2) во время начала глобального энергетического скачка [2]


Рис. 53. Изменения значений коэффициента J2 по данным C. Cox, и B.F. Chao, 2002

Они вполне соответствуют состояниям поляризации скалярно-гравитационной волны а) и б), возбудившим соответствующие колебания земной коры. 
В исследованиях природных катаклизмов и одним из параметров является коэффициент J2. Этот коэффициент определяется с помощью измерений, произведенных системой лазерной дальнометрии со спутников, вот характеристика этого метода из доклада: 

«В лазерной дальнометрии со спутников (ЛДС), глобальная сеть станций измеряет мгновенное время распространения ультракоротких импульсов света от наземных станций до спутников, оборудованных специальными рефлекторами и отраженных обратно. Это обеспечивает мгновенное измерение расстояния до уровня миллиметровой точности. Данная информация накапливается для точного определения орбит спутников и различных научных исследований. ЛДС является самой точной методикой, имеющейся в данное время для определения геоцентрической системой Спутник-Земля, позволяющей проводить точную калибровку радарных замеров и отделять долгосрочное смещение аппаратуры от вековых изменений в топографии океана. Способность ЛДС измерять временные вариации в поле гравитации Земли и контролировать движение сети станций с учетом геоцентра, вместе со способностью контролировать вертикальное движение в абсолютной системе, делает ее уникальной для моделирования и оценки долгосрочного изменения климата, посредством обеспечения системы отсчета для постледникового скачка, изменения морского уровня и объема льда. ЛДС позволяет определять временное перераспределение массы твердой Земли, океана и системы атмосферы. 25 лет получения данных с помощью ЛДС позволили создать эталонную модель стандартного, высокоточного, длинноволнового гравитационного поля Земли и изучения его временных вариаций из-за перераспределения массы (http://ilrs.gsfc.nasa.gov )».
В разделе доклада 6.3, в котором авторам доклада [2] не удалось определить точное начало скачка, интересна связь коэффициента J2 с колебаниями уровня мирового океана и изменениями температуры атмосферы и тропосферы. 
В результате проведенных исследований (F. Deleflie et al., 2003), сделан вывод о том, что наблюдаемый в 1998 году скачок в значениях коэффициента J2 не может быть объяснен постледниковым восстановлением или известной цикличностью с периодом 18,6 лет, так как масштабы этих изменений значительно ниже наблюдаемых эффектов. Между тем авторы считают, что пролить свет на данную проблему могут исследования взаимосвязи коэффициента J2 с геодинамическими процессами.
На рис.54 демонстрируется сравнение графиков изменения уровня Индийского океана, Западного и Центрального Тихого океана с изменениями уровня Восточного Тихого и Атлантического океана, а также общий график колебаний уровня мирового океана.
Результат сравнения, осуществленный Climate Observations (Notes From Bob Tisdale on Climate Change and Global Warminghttp://bobtisdale.blogspot.com/2009/08/enso-is-major-component-of-sea-level.html) показал, что в период с 1997 по 1999 годы колебания уровня Индийского океана, Западного и Центрального Тихого океана находятся в противофазе с колебаниями Восточного Тихого и Атлантического океанов. В то время, как с 1997 года уровень Восточного Тихого и Атлантического океана начал резко возрастать с максимумом в 1998 году (около 3 см), уровень Индийского океана, Западного и Центрального Тихого океана стал падать с максимумом в 1998 году (около 3 см). Эта, весьма удивительная, тенденция требует особого изучения. Эти необычные вариации уровней разных океанов объясняются особенностями Эль-Ни́ньо (El Niño).


Рис. 54. Cравнение графиков изменения уровня Индийского океана, Западного и Центрального Тихого океана с изменениями уровня Восточного Тихого и Атлантического океана, а также общий график колебаний уровня мирового океана https://1.s7.arpaddr.com/2/A3/CD/650409613185778801/fullsize.png

Эль-Ни́ньо – это глобальное океано-атмосферное явление. Являясь характерной чертойТихого океана, Эль-Ниньо и Ла-Нинья (La Niña) представляют собой температурные флуктуации поверхностных вод в тропиках восточной части Тихого океана. Названная этим именем Гильбертом Томасом Уолкером в 1923 году циркуляция представляет собой существенный аспект тихоокеанского явления ENSO (El Niño Southern Oscillation). ENSO – это множество взаимодействующих частей одной глобальной системы океано-атмосферных климатических флуктуаций, которые происходят в виде последовательности океанических и атмосферных циркуляций. ENSO — это наиболее известный в мире источник междугодичной изменчивости погоды и климата (от 3 до 8 лет). Во время существенного повышения температуры в Тихом океане, Эль-Ниньо, нагреваясь, расширяется на большую часть тихоокеанских тропиков и имеет прямую связь с интенсивностью SOI (индекс южного колебания). В то время как события ENSO находятся в основном между Тихим и Индийским Океанами, события ENSO в Атлантическом океане отстают от первых на 12-18 месяцев.
На рис.55 показано сравнение вариаций коэффициента J2 (верхний) c графиками динамики уровней океанов (нижний). Как видно из рисунка, максимальные значения вариаций уровней океанов совпадают по времени (1998 г.) с началом резкого скачка коэффициента J2. Между тем, возникает естественный вопрос: насколько наблюдаемые изменения уровней океанов и процессы Эль-Ни́ньо могут вызвать зарегистрированные изменения J2.
В работе Climate Observations, аномалия коэффициента J2 1998 года напрямую связывается с процессами Эль-Ни́ньо. Между тем, в статье B.F. Chao и других (B.F. Chao et al., 2003) отмечается, что исследования коэффициента J2 показали наличие корреляций с изменениями уровня северного и южного тихоокеанских бассейнов. Но даже при учете модели возможного влияния перераспределений масс воды в мировом океане, фактически наблюдаемый эффект коэффициента J2 в 3 раза превосходит эти влияния. Следовательно, Эль-Ниньо и другие процессы в атмосфере и гидросфере не способны объяснить изменений коэффициента J2 в 1998 году.


Рис. 55. Сравнение вариаций коэффициента J2 (верхний) c графиками динамики уровня Индийского океана, Западного и Центрального Тихого океана, Восточного Тихого и Атлантического океана и общим графиком колебаний уровня мирового океана (нижний)
Сравнение вариаций коэффициента J2 с глобальными изменениями температуры тропосферы позволило также обнаружить определенные корреляции с аномалией J2 1998 года, рис.56. Примечательно, что в 1998 г. также наблюдалось аномально высокое изменений глобальной температуры тропосферы. Таким образом, мы обнаруживаем корреляции аномального «скачка» J2 в 1998 году с процессами в гидросфере и атмосфере.



Рис. 56. Сравнение вариаций коэффициента J2 (верхний) c глобальными
изменениями температуры в тропосфере
(График глобальных изменений температуры тропосферы взят из website: 
https://1.s7.arpaddr.com/2/5F/6E/650409619885655156/fullsize.png)
Представляет интерес сравнение вариаций коэффициента J2 с динамикой развития геодинамических процессов, в частности, с вариациями числа сильных землетрясений с М>8 с 1980 года по май 2010 года. Как видно из сравнения на рис.57, начиная с 1997-1999 годов, наблюдается резкое возрастание числа сильных землетрясений и количества погибших при сильных землетрясениях по экспоненциальному закону.

Литература.

1.Дмитриев А.Н. Огненное пересоздание климата Земли. — Новосибирск — Томск: изд-во ООО "Твердыня", 2002. 
2. “GEOCHANGE: Problems of Global Changes of the Geological Environment” (№1, 2010) размещен на website: www.geochange-report.org 
3.Global Observations of the Interstellar Interaction from the Interstellar Boundary Explorer (IBEX). 15.10.2009. Science. Vol. 326 р. 959-962 
4. Брюшинкин С. М. Тайны астрофизики и древняя мифология. ВЕЧЕ, 2003.
5. Брюшинкин С.М. Взрыв сверхновой потряс Солнце и Землю? Химия и жизнь, 12, 1990.
6. Брюшинкин С. М. Единая геометрическая теория гравитации и электромагнетизма. М., Препринт ИАЭ-4485/1, 1987.
7. Брюшинкин С. М. Единая геометрическая теория гравитации и электромагнетизма. II. Сверхслабые гравитационные, электромагнитные и скалярные поля. М., Препринт ИАЭ-4594/1, 1988. 
8. Брюшинкин С. М. Единая геометрическая теория гравитации и электромагнетизма. III. Космологические решения. М., Препринт ИАЭ-4739/1, 1988.
9. Брюшинкин С. М. Единая геометрическая теория гравитации и электромагнетизма. IV. Спинорные поля. М., Препринт ИАЭ-4633/1, 1988.
10. Брюшинкин С. М. Единая геометрическая теория гравитации и электромагнетизма. V. Гравитационный коллапс и скалярное излучение. М., Препринт ИАЭ-4840/1, 1989.
11. Шкловский И. С. Вселенная, жизнь, разум. М., Наука, 1973.
12. Киселев В. М., Апарин В. П. Препринт 439ф. Эволюция системы
Земля–Луна и геодинамические процессы в фанерозое. Новосибирcк, 
1987.
13. А.Лайтман, В.Пресс, Р.Прайс, С.Тюкольски. Сборник задач по 
теории относительности и гравитации. «Мир», 1979.
14. H. Schuh. Earth's Rotation Measured by VLBL. In: Earth`s Rotation
from Eons to Days. Berlin, 1990.

http://bryushinkin.ru/