Пешком  в  IX  век.

 

Войдя в Девичью Башню, мы с трудом поднялись до III уровня, рискуя жизнью, с акробатической ловкостью забрались по торчащим из стен каменным выступам до маленького входа в стене Башни. Высота арочного проема чуть выше 160 см. Пройти в эту арку может один человек. Самое главное, не смотреть вниз, в темную пропасть, еле освещенную скупым и мерцающим светом малочисленных «чырагов» - светильников. Там, за спиной остались 10 метров каменной пропасти. Не дай Бог, если поскользнется нога на каменном узком выступе или сорвется рука с бронзовых колец, вбитых над выступами. Тогда все – конец. Быстрый полет и смерть там, внизу, на каменном дне этой Башни. Наконец, мы добрались до этого хода. Он вырублен в пятиметровой толще стен. Отсюда начинается внутренний ход, заложенный внутри стены.  Каменные ступени бесконечной спиралью ведут нас вверх. Они нестандартны, выше обычных ступеней. Высота этих ступеней не случайна. Они сбивают темп подъема, заставляют все время смотреть под ноги. А если к этому добавить почти полную темноту, скудно разбавленную маленькими язычками фитилей «чырагов» - то можно себе представить, как трудно было  подниматься по этим каменным ступеням вверх, в неизвестность.

Неожиданно ступени кончились. Мы на маленькой площадке, такой маленькой, что два человека с  трудом могут разминуться. С этой площадки можно попасть в маленькую круглую залу. Она освещена факелами, которые воткнуты в бронзовые держатели. Их не так много, но их свет позволяет видеть группу вооруженных людей. На некоторых одеты бронзовые и железные кольчуги.  Двое в углу аккуратно снимают свои шлемы с наушниками. Если вглядеться, то видно, что наушники из  толстой кожи с нашитыми на основу железными полукругами, напоминающими полумесяц, видимо предназначенные для защиты от скользящего удара сабли в боковую область шеи. Нас не замечают. Эти воины заняты собой и своим вооружением. Наверное, одна смена собирается сменить на посту своих товарищей там, перед входом. Когда мы поднимались, они были совсем незаметны на своем посту, сливаясь полностью со стеной. Можно только удивляться стойкости и терпению этих воинов. Стоять на маленькой площадке, где с трудом умещается один человек в полном вооружении, почти без движения, почти в темноте и при этом не заснуть? Удивительно! Оставим воинов заниматься своим делом. Не будем им мешать. Продолжим свой путь наверх. Ступени ведут нас выше. Слева и справа стены. Ладони нащупывают гладкий камень стен, отполированный руками тысяч и тысяч прикосновений во время подъема по этому узкому спиральному ходу. Он все время незаметно поворачивает влево. Кажется, что нет конца этому ходу.  Вдруг мы чувствуем свежее дыхание воздуха.  Пахнет морем. Где-то там, далеко за толстыми стенами Башни ревет грозное штормовое море. Седой Хазар обрушивает волны на Башню. Кажется, что хочет  снести, сломать Башню, далеко по дну разметать камень Башни, которая так раздражает его и заставляет снова и снова бросаться с пеной на огромных, как горы, волнах на эти камни.

Яростен натиск седого Хазара, но молчалива и неприступна Башня. Быстро бежит время. Уже не одно столетье сменило другое, а также вечен спор. Кто выйдет победителем? Не знаю. Как не страшны тяжелые волны, молотом бьющие по телу Башни – Девы, как ни упрям в своем желании седой Хазар – все также недвижно стоит Башня и бьется в ярости у ног ее седой Хазар…

Мы стоим у окна – бойницы. Где-то там, далеко внизу бьют волны о камень стен, слышен рев моря. Через узкую бойницу мы видим серое, сплошь закрытое фиолетовыми тучами небо. Стремителен их бег с севера на юг. Хазри - так называется этот морской ветер – разбойник. Налетит неожиданно, поднимет бурю, лихо засвистит по узким улочкам Крепости, заставит все живое попрятаться, взметет кучи мусора и пыли. А кто зазевался, не успел добежать, дойти, спрятаться – горе тому. Озорник Хазри пригоршнями будет бросать песок в глаза несчастному. Как Самум в пустыне хозяин, так и Хазри в Баку повелитель. Что хочет, то и творит. А что делать? Как-никак, а младший брат грозного Хазара. Приходится терпеть и ждать, когда угомонится разбойник и так же,  как налетел, внезапно исчезнет…

В Башне непогода за толстыми стенами не пугает. Здесь тишина уверенности. Мы продолжаем свой путь. Очередная ступень и перед нами вновь круглая зала. В отличие от нижней залы, здесь кругом дети, женщины и старики. В центре разведен огонь, а  над ним на цепях, закрепленных крюками в стены, висит казан – большой котел из кованой меди. Вкусно тянет ароматом «долмы» – запеченного мяса в листьях молодой виноградной лозы. Вот озорник, лет десяти, пытается ткнуть маленьким кинжалом в «долмушку» и поскорее отправить ее в рот!  Благо, что мать и «биби» - сестра отца – заняты маленькой сестренкой. Вот, дурачок, обожжешь себе рот! Остановить его, что ли? Но нельзя. Не будем нарушать бег Времени, бег Истории, не имеем права.

Ага! Вот так тебе! Мать оглянулась и, заметив проделки сына, шлепнула его по пятой точке. Ну, все, порядок. Никто сегодня в травмпункт не попадет. Можно идти, оставив матерей заниматься Вечным Трудом – хранить и продолжать Историю.

Продолжим путь наверх. Стена поворачивает влево. Опять бесконечные поиски ступени и постоянное ожидание падения. Все тяжелее подъем, сопим и дыхание прерывистое. Тут и спортсмену трудно. Выносливые люди были наши предки! Или ступени не те, или мы уже не те?…

Но что такое? Снова холодный воздух откуда-то сверху. И рев ветра. Наверное, скоро кончатся наши мучения «верхолазов». Так и есть. Мы остановились у железной двери. Она открывается наружу. Сквозь круглые отверстия (видимо, просверленные для притока свежего воздуха) виден воин в доспехах. Он ходит по кругу. Движения его четкие и размеренные. Как же его не унесет могучий Хазри?! Такой силы ветер запросто теленка в воздух поднимет и унесет в неизвестность! Почему воину не страшен Хазри? Тут что-то не так...

 Ага! Вот и разгадка. По парапету площадки вбиты железные кольца и через них пропущена толстая шерстяная веревка, ничем не уступающая нашим современным канатам. Поэтому воин спокойно перебирает руками канат, двигаясь по кругу верхней обзорной площадки Башни. Тихо прикрыли железную дверь, чтобы стуком не потревожить часового. Хотя вряд ли он нас слышит или видит. Нас же нет, мы еще не родились, мы из далекого для них ХХ1 века.

Не будем никому мешать. Пусть воин охраняет, ветер бушует, а мы взглянем на Ичери Шехер сверху, с высоты полета чайки. Вон как бедные мечутся от ударов ветра. Нет им спасения ни в воздухе, ни на море. Разбушевались два брата – Хазар и Хазри. Стихия!…

А перед нами во всей красе открылся древний город.

Ичери Шехер как имя он получил позже, когда Баку из обнесенных вкруговую крепостными стенами домов шагнул за их пределы. Баку разделился на Ичери Шехервнутренний город и Байыр Шехер– внешний город. Сейчас же мы видим начало Баку, его сердце. Плоские крыши странной геометрией своей притягивают наш взгляд. Если дать волю фантазии, то в этой причудливой игре горизонтальных плоскостей самых различных форм можно увидеть древнюю криптограмму.

Что наши предки зашифровали в этой тайнописи человеческих жилищ? Почему так ассиметричны вертикали минаретов и полушария куполов мечетей? Что скрывается за этими горизонталями крыш, напоминающих ровный звук балабана, иногда взлетающего вверх или мягко переходящего в незаметный звуковой фон для солирования тара и кеманчи?

А эти полушария – купола – как удары по бубну, нагаре, ритмично четко подчеркивающие древний музыкальный ряд мугама, - случайны ли они? Как прочесть эту каменную книгу, эту каменную скрижаль, называемую Ичери Шехер? Почему однажды влюбившись, не можешь забыть эту любовь - Ичери Шехер -дом нашей памяти?   

 

                                                                                        Мир-Теймур.