«Рыцари Храма»

История рождения, расцвета и падения рыцарей Ордена тамплиеров, или «рыцарей-храмовников», является, пожалуй, одной из самых романтичных легенд мира, в котором мы живем.

Сколько бы ни прошло времени, сколько бы веков не покрыло седой пылью барельефы на могилах мучеников Ордена, сколько бы не было прочитано книг и сколько бы раз любители истории не произносили имя великого Жака де Молэ – все равно, по-прежнему, романтики и фантазеры, ученые и мистификаторы в разных странах все так же собирают рюкзаки, чтобы отправиться в поход за «золотом тамплиеров». Кто-то всерьез изучает карты рудников и приисков, обыскивает руины замков и расчерчивает пути тамплиеров в Европе, кто-то ищет свое «сокровище» на страницах бестселлеров, стремясь его обрести путем литературной славы. 

И никому из нас – ни фантазерам, ни ученым, не дано узнать, «как это было» - на самом деле. Нам остаются лишь исторические хроники и воспоминания современников, документы Инквизиции и по сею пору иногда всплывающие письма и старинные свитки из личных архивов благородных семей Европы. 

Кто-то придает истории тамплиеров религиозную окраску, кто-то светскую. Мы же попробуем для себя открыть правду – настолько, насколько это возможно сквозь гущу веков.

«И возник Орден…»

Вскоре после удачного исхода Первого Крестового Похода и утверждения на земле Палестины Христианского Иерусалимского Королевства – первого военного государства, населенного, в основном, европейскими рыцарями, на Святую Землю хлынул поток паломников, привлеченных утопической идеей безопасной жизни среди христианских святынь. Орды народа, странствующие «по земле Иисуса», естественно, привлекали к себе не только внимание мусульман, разгневанных захватом исконно своих территорий и городов, но и их месть – страшную и бескомпромиссную. Местность, по которой проходили маршруты паломников, была наводнена грабителями и убийцами. Дорога к Священному городу стала смертельно опасной для пилигримов. 

Европейские монархи были довольны исходом Крестового Похода – миссия выполнена, Святая Земля практически очищена. Оставшиеся мусульманские поселения они считали всего лишь досадной помехой на пути светлого христианского мира, и надеялись на то, что рыцари, которым были обещаны щедрые земельные наделы, постепенно эту помеху устранят. А тем временем, Иерусалимское королевство начало потихоньку пустеть – рыцари стремились домой, к своим семьям и родовым гнездам, и никакие награды не могли остановить большинство из них. Как же быть в таком случае с паломниками, ежедневно подвергающимся насилию, разграблению, убийствам?.. Они нуждались в охране. 

Первый, в истории Ордена Тамплиеров, Великий Магистр - Гуго де Пейен Вот что пишет об этом в 1119 году епископ Вильгельм Тирский, некоторое время возглавлявший Церковь Иерусалимского Государства: «Некоторые знатные люди рыцарского происхождения, преданные Богу, религиозные и богобоязненные, заявили о своем желании провести всю жизнь в целомудрии, послушании и без имущества, предав себя господину Патриарху на служение по примеру регулярных каноников». Несколько рыцарей высокого происхождения, испросив благословения у Короля и Церкви, вызвались принять на себя заботы по охране паломников и всех христиан, которые в больших количествах передвигались по Святой Земле. Для этого, ими был основан духовно-рыцарский орден «Нищих Рыцарей», светская основа которого была уравнена и гармонизирована с основами церковными. То есть, братья-храмовники, вступая в орден, не принимали на себя монашеского сана, но духовно и физически, по сути, ими становились. 

Возглавил Орден один из его основателей, знатный шампанский рыцарь Гуго де Пейен, ставший первым в истории Ордена Великим Магистром. И вот, перед королем и Патриархом Иерусалимским, Гуго и восемь его преданных командиров - Готфрид де Сен-Омер, Андре де Монбар, Гундомар, Годфрон, Рораль, Жоффруа Битоль, Нивар де Мондезир, и Аршамбо де Сен-Эньян принесли клятву защищать христиан, странствующих или нуждающихся в помощи, до последней капли крови, а так же принесли три монашеских обета.

Ради абсолютной исторической справедливости, автору статьи хотелось бы отметить, что, по сути, основание подобного ордена стало явлением Печать Ордена Тамплиеровабсолютно беспрецедентным, на многие века опережавшим свое время. В данном случае, это объединение рыцарей не было еще одним монашеским орденом, не было некой духовной организацией - в сущности, они организовывали первую из знакомых нам сегодня «неправительственных некоммерческих организаций», ради пропаганды идеи и сбора средств. Пропаганда идеи - необходимости существования подобного ордена – состояла в уже осуществляющейся успешной защите паломников, а сбор средств – а как же без этого?.. Ведь сами тамплиеры были необыкновенно бедны – вплоть до того, что на двух рыцарей приходилась одна лошадь. В последствие, когда влияние храмовников распространилось весьма обширно, они создали печать, в память о былых днях Ордена – печать эта изображает двух всадников на одном коне. 

В течение долгих десяти лет храмовники вели совершенно нищенское существование, соблюдая устав ордена Святого Августина Блаженного, за неимением собственного. Так бы и продолжалось, если бы Король Иерусалимский Балдуин II «Прокаженный», в некоторой степени, оскорбленный лично таким бедственным положением дел подопечного ему ордена, не отправил бы Гуго де Пейена к Папе Гонорию II с требованием инициировать Второй Крестовый поход, мотивируя его необходимость наглостью мусульманских воинов, продолжавших совершать вылазки на территорию вновь образованного государства. 

Балдуин вообще был весьма благосклонно настроен к ордену «бедных рыцарей» - он даже предоставил им, не имевшим никакого собственного имущества, церковь в своем дворце к югу от развалин Храма Соломонова, чтобы они могли там собираться на молитву. Именно этот факт послужил точкой отсчета формирования того ордена, который знаком нам по описаниям сегодня: «Храм» (фр.temple), дал людям повод называть рыцарей «те, что у Храма», «храмовники». Об официальном имени – «Нищие рыцари» никто и никогда больше не вспоминал. 

Де Пейен, в сопровождении небольшого количества товарищей, объехал практически всю Европу, не только уговорив государей собрать войска для Крестового Похода, но и попутно взымая немногочисленные и неохотные пожертвования. Кульминацией этой поездки стало присутствие Гуго де Пейена и рыцарей-тамплиеров на Великом Церковном Соборе во французском городе Труа – и присутствие это было обусловлено личной просьбой Папы Римского. 

Это было полезно, и Де Пейен, как глава Ордена, понимал всю важность выступления на Соборе – хорошее выступление могло обеспечить поддержку Церкви, а поддержка Церкви – поддержку глав разных стран. Де Пейен говорил долго и красноречиво, завораживая эту избалованную и зашоренную церковную аудиторию картинами прекрасного нового, христианского мира, который возьмет свой исток у трона Иерусалима. Отцы Собора, покоренные его выступлением, обратились к присутсвующему там же Бернарду Клервосскому, который не стал скрывать своих явных симпатий к тамплиерам, с просьбой написать для нового ордена Устав, которым все бы были довольны. Так же отцы Церкви так же оказали рыцарям великую честь, повелев носить всегда белые с черным одежды, украшенные красным крестом. Тогда же, был создан и прототип первого боевого знамени тамплиеров, названного Боссеан.

Примерное изображение флага Ордена Тамприеров - БоссеанОдежда  рыцарей ОрденаТамплиеровРыцарь Ордена Тамплиеров

Аббат из Клерво, принадлежащий к ордену Цистерцианцев, привнес этот воинственный дух и в Устав Храмовников, впоследствии названный Латинским. Бернард писал: «Солдаты Христа ни в малейшей степени не боятся ни того, что совершают грех, убивая врагов, ни опасности, угрожающей их собственной жизни. Ведь убить кого-либо ради Христа или желать принять смерть ради Него не только совершенно свободно от греха, но и весьма похвально и достойно». 

В 1139 году Папа Иннокентий II издает буллу, по которой тамплиерам, к тому времени, уже превратившимся в довольно многочисленный, небедный орден, давала им значительные привилегии, такие как учреждение должности капеллана, освобождение от уплаты десятины и разрешение строить часовни и иметь свои кладбища. Но самое главное – желая иметь собственных защитников, Папа подчинил Орден единственному лицу, себе, возложив на магистра и его капитул полную ответственность за политику и управление орденом. Это означало абсолютную свободу для тамплиеров. А абсолютная свобода приносит абсолютную власть. 

Это событие открыло перед Нищими Рыцарями все пути мира и стало новой главой в их истории – главой невиданного расцвета.

Золотой век Ордена

Манашеская одежда Ордена ТамплиеровИзначально, вся братия Ордена, делилась, согласно Уставу, на две категории: «рыцари» - или «братья-шевалье», и «служители» - или «братья-сержанты». Сами эти звания говорят о том, что в первую категорию принимались только рыцари благородного происхождения, во вторую же мог поступить любой мужчина не благородного происхождения, без всякой надежды со временем стать «братом-шевалье». Великому Магистру, который не являлся выборной фигурой – каждый Магистр еще при жизни должен был выбрать своего преемника – обладал практически неограниченной властью управления Орденом, которая была дарована Папой. Изначально, тамплиеры были категорически против вступления в ряды братьев священников, но, тем не менее, спустя некоторое количество десятилетий, с момента его образования, в рядах храмовников появился даже некий особый класс братьев-монахов, что было весьма удобно и даже целесообразно: монахи не могли проливать крови, к тому же, отправляли службы в собственных церквях Ордена.

Поскольку к членству в Ордене не допускались женщины, женатых рыцарей в Орден так же принимали неохотно, ограничивая их в выборе цветов для одежды. Так, например, женатые рыцари были лишены права носить белые одежды, как символ физической чистоты и «безгреховности». 

Семьи женатых тамплиеров, после вступления ее главы в Орден, ждала незавидная участь по линии наследования. В том случае, если женатый брат отходил в иной мир, все его имущество, согласно «Договору о вступлении», поступало в общее орденское владение, а жена должна была в короткий срок покинуть имение, чтобы не искушать своим видом рыцарей и послушников Ордена. Но поскольку тамплиеры были известными благотворителями, то вдова и близкие члены семьи усопшего, всегда получали полную финансовою поддержку от казначеев Ордена (как правило, светских, «наемных» фигур) до конца жизни.

Благодаря такой политике членства, в скором времени Орден тамплиеров уже обладал огромными владениями не только в Святой Земле, но и в странах Европы: Франции, Англии, Шотландии, Фландрии, Испании, Португалии, Италии, Австрии, Германии, Венгрии.

Так же, именно тамплиеров принято считать родоначальниками банковского дела – именно казначеям Ордена принадлежит идея обычных и «дорожных» чеков. Самое интересное состоит в том, что такая схема до сих пор является, можно сказать, «классикой» современного банкинга. Оцените ее красоту, простоту и практичность: наличие подобных чеков избавляло путешественников от необходимости перевозить золото и драгоценные камни с собой, ежеминутно опасаясь нападения разбойников и гибели. Вместо этого, обладатель ценностей мог явиться в любую «комтурию» Ордена и внести в ее казну все эти вещи, получив взамен чек, за подписью Главного Казначея (!!!) и отпечатком … собственного пальца(!!!), чтобы после этого со спокойной душой отправиться в путь с небольшим кусочком кожи. Так же, за операции с чеком, Орден брал небольшой налог – при обналичивании ценностей, указанных в чеке!.. Задумайтесь на одну минуту, не напоминает ли это Вам современные банковские операции?.. Если же обладатель чека мог исчерпать свой лимит, но нуждаться в деньгах, Орден выдавал ему таковые, в счет последующего погашения. Существовала и высокоразвитая система того, что сегодня мы бы назвали «бухгалтерским учетом»: два раза в год все чеки отсылались в главную комтурию Ордена, где их детально подсчитывали, подводили казенный баланс и архивировали. Не гнушались рыцари и ростовщичеством, или, если угодно, «банковским кредитованием» - любой обеспеченный человек мог получить ссуду под десять процентов, в то время как евреи-ростовщики или государственные кассы давали ссуды под сорок процентов. 

Обладая настолько развитой банковской структурой, в скорости, тамплиеры стали необходимы и Двору. Так, например, в течение двадцати пяти лет, два казначея Ордена – Гаймар и де Милли – надзирали за казной французской монархии, исполняя при этом, по просьбе Филиппа II Августа, функции министра финансов, то есть, практически управляя страной. Когда на престол взошел Людовик IX Святой, Французская казна полностью была перенесена в Тампль, оставаясь там так же и при его преемнике. 

Таким образом, «нищие рыцари» в сравнительно короткое время приобрели статус крупнейших финансистов Европы и Стран Востока. В числе их должников ходили абсолютно все слои населения – от простых горожан до августейших особ и отцов Церкви.

Благотворительность 

Особенное место в списке дел Ордена занимают так же рационализаторская и благотворительная деятельность.

Поскольку тамплиеры были не только самым богатым из всех существующих орденов, но и самым привлекательным для новых братьев в плане возможностей, под его покровительством работало много выдающихся умов и талантов своего времени. 

Тамплиеры, не скупясь, тратили огромные суммы на развитие наук и искусств, на меценатскую поддержку художников, музыкантов, поэтов. Но все же, солдаты остаются солдатами, и основной сферой интересов храмовников было развитие таких областей, как геодезия, картография, математика, физические науки, строительные науки, мореплавание. К тому времени, Орден уже давно располагал собственными, не подконтрольными власти королей верфями, портами, собственным современным и сверх-оснащенным флотом – довольно упомянуть, что на всех его кораблях были магнитные (!!!) компасы. «Морские тамплиеры» активно занимались коммерческими грузо - и пассажироперевозками, перевозя паломников из Европы в Иерусалимское Королевство. За это они получали щедрое вознаграждение и церковную поддержку. 

Не менее активно, тамплиеры занимались и строительством дорог и церквей. Качество проезда в Средние века, можно было бы охарактеризовать, как «сплошной грабеж, помноженный на отсутствие дорог» - если Вы паломник, будьте уверены, что Вас ограбят не только разбойники, но и государственные сборщики налогов, имеющие пост у каждого моста, на каждой дороге. И тамплиеры, к неудовольствию властей, эту проблему решили – они занялись активным строительством прекрасных дорог и крепких мостов, которые охраняли их собственные отряды. С этим строительством связан так же и один «финансовый феномен», являющийся, по серкам Средник веков, и вовсе нонсенсом – за проезд рыцари не взимали налогов, ни одной монеты!.. Так же, менее чем за сто лет, Орденом по всей Европе были построены не менее 80 больших соборов и не менее 70 церквей, монахи же, населявшие эти церкви и соборы, полностью состояли на обеспечении тамплиеров. 

Простой народ не просто был расположен к храмовникам – люди глубоко ценили благородство этих воинов. В самые тяжелые времена, когда случался голод и цены на меру пшеницы составляла гигантскую сумму в тридцать три су, тамплиеры кормили в одном только месте до тысячи человек, не считая ежедневных трапез для нуждающихся. 

Начало конца 

Сцена крестового похода рыцарей Ордена ТамплиеровИ все же, основным призванием тамплиеров, по-прежнему оставалось рыцарство, в особенности – войны с мусульманами, которые продолжались на Святой Земле. На эти войны и уходили основные средства и ресурсы Ордена. В этих войнах, храмовники преуспевали – известно, что тамплиеров и госпитальеров мусульманские воины боялись настолько, что султан Саллах ад Дин даже принес клятву «Очистить свою землю от этих поганых орденов». 

Французский монарх Людовик VII, который возглавлял со своим войском Второй Крестовый поход, позже писал в своих заметках, что тамплиеры оказали ему огромную поддержку, и он даже не может представить, что бы ждало его войска, не будь с ними храмовников. 

Однако не все европейские монархи были такого высокого мнения о надежности и преданности тамплиеров. Так, например, многие царственные персоны настаивали на том, что с сарацинами должен быть заключен мир, и вот, в 1228 году, Фридрих II Барбаросса этот договор заключил. 

Тамплиеры были в ярости – согласно этому договору, сарацины обязывались передать Иерусалим христианам. Великий Магистр Ордена посчитал это огромной стратегической ошибкой – ведь Иерусалим находился практически в блокаже, окруженный мусульманскими территориями. Но Фридрих, который тамплиеров не любил – по многим причинам, и богатство Ордена была не последней из них – предпочел пойти на открытый конфликт, обвинив рыцарей в измене. Тамплиеры ответили ему угрозами, после которых Фридрих пришел в такой испуг, что в ближайшее же время свернул свои войска и покинул Святую Землю. Но отбытие Барбароссы не отменило заключенного договора, и ситуация из плохой прекратилась в бедственную. 

Можно сказать, что Седьмой поход, под предводительством неопытного в тактических и политических вопросах короля Франции Людовика Святого, вбил последний

Сожжение на костре Великого Магистра Ордена Тамплиеров Жака де Мола и приора Нормандии Жоффруа де Шарне

гвоздь в крышку гроба христианского Королевства. Людовик, не имеющий опыта в восточном регламенте, со своей стороны расторг договор, который с трудом был заключен Великим Магистром Тамплиеров с султаном Дамаска – основного оплота сарацинов. Последствия этого необдуманного шага тут же стали весьма ощутимы – мусульманская армия, не удержимая ничем, одерживала одну победу за другой, и потери среди иерусалимских рыцарей были огромны. Христиане теряли город за городом, и даже были вынуждены с позором сдать Иерусалим – после длительной осады и жестокого боя. 

Весной 1291 года сарацинский султан Килавун со своими войсками осадил город Агра, который являлся на тот момент последний оплот рыцарства в Палестине. По воспоминаниям современников, бой был воистину страшен, а численное превосходство – на стороне мусульман. Сарацины смели защиту и ворвались в город, учинив зверскую резню, в которой погиб Великий Магистр тамплиеров. 

Оставшиеся в живых тамплиеры и госпитальеры скрылись в башне своей резиденции, где им удавалось некоторое время оказывать сопротивление врагу, но мусульмане, которые не могли их оттуда «достать», придумали способ решить все разом. Они начали одновременно подкапывать и разбирать башню, что и привело к ее обрушению. Она упала, погребя под собой и рыцарей, и сарацинов. 

Все эти события в один момент закрыли эту главу истории христианского рыцарства, поставив точку в повести об Иерусалимском Королевстве. 

Падение ордена

С падением Святого Королевства, положение тамплиеров стал незавидным. Обладая все той же мощью – и численной, и финансовой, они потеряли главную цель, в которой и была заключена суть его существования: охрана и защита Иерусалима. 

Европейские монахи и Церковь, для которых необходимость в Ордене более не была насущной, возлагали на них ответственность за падение христианского королевства – и это не смотря на то, что именно благодаря тамплиерам ему удалось просуществовать столь долго. Храмовников начали обвинять в ереси и предательстве, в том, что они собственноручно отдали Гроб Господень сарацинам и отреклись от Бога, и не смогли сохранить главную ценность христианского мира – землю, по которой ступали ноги Иисуса.

Филипп IV КрасивыйОсобенно положение Ордена не устраивало французского монарха Филиппа IV Красивого, который правил страной, как абсолютный тиран и не намерен был терпеть чьего-то вмешательства в дела короны. К тому же, Филипп был обременен огромным количеством долгов Ордену. Вместе с этим, Филипп был умен, и прекрасно осознавал то, что тамплиеры – мощнейшая, богатая военная организация, не подотчетная никому, кроме Папы Римского. 

Тогда Филипп решил действовать не силой, но хитростью. Он от своего имени написал прошение Великому Магистру Жаку де Мола, в котором просил принять его в почетные рыцари. Де Мола, считавшийся одним из мудрейших политиков и стратегов своего времени, это прошение отклонил, понимая, что Филипп стремится со временем занять пост Великого Магистра, чтобы сделать казну Ордена своей собственной. 

Филипп был взбешен отказом, поклялся любым способом прекратить существование Ордена, раз уж ему не удается его завоевать. И такая возможность ему в скором времени представилась. 
Последний Великий Магистр Ордена Тамплиеров Жак де Мола
Бывший тамплиер, «брат-шевалье», изгнанный тамплиерами за убийство своего же брата, находясь в государственной тюрьме за другие преступления, в расчете на снисхождение, сознался в грехах против веры, которые якобы совершал, будучи в Ордене, вместе с другими братьями. 

Король немедленно начал следствие против Ордена, оказывая как можно более агрессивное давление на Папу Римского с требованием отказать тамплиерам во всех привилегиях. Он издал самостоятельный указ, разосланный во все провинции с указанием «тамплиеров всех хватать, подвергать их аресту и отнимать их имущество в казну». 

13 октября 1307 года, практически все члены Ордена, не успевшие укрыться или обремененные семьями, были застигнуты войсками Филиппа и подвергнуты арестам, имущество было конфисковано. 

Согласно доступным сегодня протоколам допросов Инквизиции, тамплиеров обвиняли в отречении от Господа, оскорблении Креста, ереси, мужеложстве, поклонении некой «Бородатой Голове», являющейся одной из ипостасей демона Бафомета. Подвергнутые страшным пыткам, многие рыцари признались практически во всем, и вот, Папа издал буллу о том, что все европейские монархи должны начать аресты тамплиеров по всем странам, а так же изымать в пользу казны и Церкви имущество – и их собственное, и имущество Ордена, а так же земель. Эта булла положила начало судебным процессам в Германии, Италии, Англии, на Пиренейском полуострове и на Кипре, где находилась вторая по величине после парижской, резиденция Великого Магистра.

После длительного, всеевропейского следствия, пыток и унижений, в 1310 году возле монастыря святого Антония под Парижем, на костер взошли 54 рыцаря, которые нашли в себе силы отказаться от показаний, данных ими под пытками. Филипп Красивый праздновал победу – папской буллой от 5 апреля 1312 года, Орден Храма был официально упразднен и прекратил свое существование.

Казнь рыцарей Ордена Тамплиеров - сожжение на костре

Приговор Великому Магистру Ордена, Жаку де Молэ, был вынесен лишь в 1314 году – Филипп хотел в полной мере насладиться унижением человека, некогда могущественного настолько, что мог смело игнорировать его пожелания. Перед судом, Великий Магистр, а так же приор Нормандии Жоффруа де Шарне, визитатор Франции Гуго де Пейро и приор Аквитании Годфруа де Гонвиль полностью признали обвинения и покаялись в совершенных злодеяниях, вследствие чего, церковный суд по инициативе Папы, заменил смертную казнь для них на тюремное заключение. Историки считают, что со стороны Магистра это был политический ход – суд над тамплиерами проходил публично. Выслушав приговор, де Молэ и де Шарнэ публично отреклись от предыдущих признаний, вырванных под пытками. Великий Магистр Жак де Молэ заявил, что предпочтет смерть заключению, унижающему его достоинство и гордость воина. В тот же вечер, костер поглотил и их.

И вот так, в кострах и пытках, унижении и клевете, закончилась уникальная история великого Ордена нищих рыцарей Христовых – элефанта, побежденного мышью. Так пал гигант, который не могли сломить войны и поражения, но сломила алчность.

Великие магистры Ордена тамплиеров

Гуго де Пейн (1119 — 24 мая 1136)
Робер де Краон (июнь 1137 — 13 января 1149)
Эврар де Бар (1149—1152)
Бернард де Тремеле (июнь 1152 — 16 августа 1153)
Андре де Монбар (1153—1156)
Бертран де Бланфор (1156—1169)
Филипп Наблусский (август 1169 — апрель 1171)
Одо де Сент-Аман (1171 — 8 октября 1179)
Арно де ла Турруж (1180 — 30 сентября 1184)
Жерар де Ридфор (1185 — 4 октября 1189)
Робер де Сабле (1191 — 23 сентября 1193)
Жильбер Эраль (1194—1200)
Филипп де Плессье (1200 — ноябрь 1209)
Гильом де Шартр (1209 — 26 августа 1219)
Пьер де Монтегю (1219 — 28 января 1232)
Арман де Перигор (1232 — 17 октября 1244)
Ричард де Бур (1244 — 9 мая 1247)
Гийом де Соннак (1247 — 11 февраля 1250)
Рено де Вишье (1250 — 20 января 1256)
Тома Берар (1256 — 25 марта 1273)
Гийом де Боже (13 мая 1273 — май 1291)
Тибо Годен (август 1291—1293)
Жак де Моле (1293 — 13 апреля 1307)