Ещё несколько десятилетий назад все нарушения психики лечили только так.

© <a href=

Раньше врачи с помощью лоботомии пытались врачевать пациентов с пошатнувшимся психическим здоровьем. Сегодня такой способ кажется смешным, и само слово чаще «лоботомия» используется в шутку. Давно понятно, что методика не работает, зато совершенно непонятно, как таким образом вообще пытались что-то лечить.

1. Создатель лоботомии получил Нобелевскую премию

Эгаш Мониш

Эгаш Мониш

В наши дни лоботомия считается явной неудачей психиатрии, но раньше процедура выполнялась по любому случаю. Метод разработал португальский врач Эгаш Мониш, который первым провёл операцию под названием префронтальная лейкотомия. Он вводил в мозг петлю и вращательными движениями наносил части мозга небольшие повреждения. Так Монис лечил шизофрению — он понял, что пациентами после операции намного легче управлять.

Позже другой врач по имени Уолтер Фримен «усовершенствовал» метод — стал оперировать через верхнюю стенку глазницы. Получалось явно быстрее. Эту процедуру мы знаем сегодня под названием трансорбитальная лоботомия. В 1949-м году Мониш за своё открытие получил Нобелевскую премию, и толком непроверенная процедура получила всеобщее доверие. Теперь её можно было проводить на законных основаниях. Вскоре лоботомию сделали тысячам пациентов по всему миру. Исключительно в лечебных целях, конечно.

© <a href=

Родственники некоторых жертв лоботомии обратились в Нобелевский комитет с просьбой отменить награду, поскольку процедура наносила непоправимый вред. Комитет категорически отказался рассмотреть просьбы и написал опровержение, где подробно объяснял, чем обоснованно решение комитета. Члены комитета считали лоботомию лучшим методом лечения шизофрении: он приносит результаты, он опережает время, в конце концов, так почему награду за него нужно признать ошибкой?

Надо отметить, что прецедентов не было: Нобелевский комитет никогда не отменял награду, и вероятно, никогда не отменит, потому что это противоречит его политике. Так что Эгаш Мониш останется в истории как гениальный врач.

2. Многие люди считали лоботомию лучшей альтернативой

© <a href=

Вы можете удивиться: как практика, где человеку лезут в глаз инструментом, похожим на маленький ледоруб, стала настолько популярной? Но цель у врачей была благая: помочь людям, страдающим от шизофрении и других тяжёлых психических заболеваний. Выступившие за лоботомию врачи не знали обо всех рисках операции на головном мозге. Они не видели того, что делают, но повод для операции был обоснованным: психиатрические больницы были для пациентов ужасным местом, а процедура могла помочь им вести нечто вроде нормальной жизни.

Проблема в том, что тогда препаратов, которые могли бы надолго успокоить буйного пациента, не было. Тяжёлый душевнобольной мог причинить сильный вред себе или другим, так что порой требовались решительные меры. На пациентов часто приходилось надевать смирительные рубашки и помещать в отдельный номер с мягкими стенами. В таких условиях насилие было обычным делом. Лечение было сложным и жестоким, а без действенного способа лечения у шизофреников и других больных не было никакой надежды когда-нибудь выйти из больницы.

Лоботомия казалась выходом из ужасной ситуации как для пациентов, так и для врачей. Жаль, что стала она в итоге не выходом, а тупиком.

3. Наблюдение за пациентами

© <a href=

Мониш был первым, кто применил лоботомию. Фримен сделал её популярной. Но при этом пионеры лоботомии не одобряли методов друг друга. Мониш полагал, что метод Фримена (трансорбитальная лоботомия) — не самый ответственный способ делать операцию на мозге. Фримен протыкал мозги пациентов для их же блага со слишком уж большим энтузиазмом. Но и у метода Мониша было множество недостатков.

Мониш не следил за дальнейшей судьбой своих пациентов. У него даже не было достаточных обоснований, чтобы делать выводы. Странно, не правда ли? Он же совершал операции на головном мозге по новой методике, которую ранее нигде и никогда не проверяли!

Мониш лечил пациентов и следил за их поведением всего несколько дней после того, как разрывал связи в их головах. Многие считают, что критерии для определения того, стал ли пациент на самом деле нормальным, были предвзятыми: очень уж хотел врач, чтобы результат был положительным. Поясним: Мониш обнаружил улучшение состояния у большинства пациентов, потому что хотел обнаружить именно это. Фримен же, хоть и практиковал, возможно, более варварский метод, но работал с пациентами и после операции. Он не бросил их до самой своей смерти.

4. Хирургически индуцированное детство

Фримен придумал специальный термин для людей, недавно прошедших лоботомию: хирургически индуцированное детство. Он считал, что отсутствие у пациентов нормальных умственных способностей, отвлечение внимания, ступор и другие характерные последствия лоботомии возникают, потому что пациент регрессирует — возвращается к более молодому умственному возрасту. Но при этом Фримен и не предполагал, что личности может быть нанесён ущерб. Скорее всего, он верил, что пациент в итоге «повзрослеет» ещё раз: повторное взросление пройдёт быстро и в итоге приведёт к полному выздоровлению. И предложил лечить больных (даже взрослых) так же, как лечили бы непослушных детей.

Он даже предлагал родителям шлёпать взрослую дочь, если она плохо себя вела, а позже дать ей мороженое и поцеловать. Регрессивные модели поведения, которые часто проявлялись у пациентов после лоботомии, со временем исчезали лишь у немногих: как правило, человек оставался умственно и эмоционально парализован на всю оставшуюся жизнь.

Многие пациенты не могли контролировать мочеиспускание. Они вправду вели себя как очень непослушные дети: моментально возбуждались от разных раздражителей, проявляли синдром дефицита внимания и неконтролируемые вспышки гнева.

5. Информированное согласие

© <a href=

В наши дни врачи должны сначала сообщить пациенту о том, что будет сделано, каков риск и возможные осложнения, и только потом начинать сложное физическое или умственное лечение. Пациент, будучи в здравом уме, должен осознать риск, принять решение и подписать документы.

Но во времена лоботомии у пациентов таких прав не было, а к информированному согласию относились небрежно. Фактически, хирурги делали всё, что хотели.

Фримен считал, что психически нездоровый пациент согласия на лоботомию не может дать, так как не способен понять всей её пользы. Но так просто доктор не сдавался. Если он не мог получить согласие от пациента, он шёл к родственникам в надежде, что согласие дадут они. Что ещё хуже, если пациент уже согласился, но в последнюю минуту передумал, доктор всё равно делал операцию, даже если приходилось «отключить» пациента.

Во многих случаях людям приходилось соглашаться на лоботомию против своей воли: за них решали врачи или члены семей, которые, возможно, навредить и не хотели, но относились к лечению безответственно.

6. Лоботомия разрушала человеческие жизни

Чаще всего лоботомия или превращала человека в овощ, или делала его более послушным, пассивным и легко управляемым, а зачастую ещё и менее умным. Многие врачи воспринимали это как «прогресс», потому что не знали, как обращаться с трудными пациентами. Если лоботомия пациента не убила, то все непоправимые повреждения головного мозга врачи считали побочными эффектами лечения.

Многие люди, просившие об обжаловании доставшейся Монишу Нобелевской премии, жаловались, что их самих или их родственников не просто не вылечили, но и нанесли непоправимый ущерб, который навсегда сделал их не теми, кем они были. Был случай, когда одной беременной женщине провели лоботомию из-за одних только головных болей, и прежней она так никогда и не стала: до конца жизни оставалсть на уровне маленького ребёнка, не способного самостоятельно поесть или позаботиться о себе.

Говард Дули / © <a href=

Ещё один пример: мальчику по имени Говард Дулли сделали лоботомию по просьбе его мачехи — ей не нравилось, что Говард был трудным ребёнком. Фримен всерьёз рекомендовал этот метод как способ изменения личности. И мальчик провёл жизнь, навсегда потеряв себя самого.

7. Хирургический театр

Есть мнение, что Фримен был слишком рад возможности делать на законных основаниях трансорбитальную лоботомию всем пациентам без разбора. Он не просто не считал нужным должным образом проинформировать пациента о рисках и процедуре, но ещё и кичился своими успехами перед взбудораженными людьми. Фримен часто завершал процедуру за десять минут — как-то мало для сложной операции на головном мозге, даже если бы это была самая полезная операция в мире. К сожалению, сам врач так не думал.

Однажды он провёл 25 лоботомий за день. Именно он первым догадался «гуманно» применять электрошок, чтобы делать операции, пока пациенты были без сознания. Хуже того, иногда Фримен проводил лоботомию на обоих полушариях мозга просто чтобы покрасоваться. Невозможно точно сказать, скольким людям он сломал жизни.

8. Химическая лоботомия

Формула аминазина

 

Формула аминазина

Сегодня лоботомия считается абсурдной варварской процедурой. А ведь совсем недавно её практиковали повсеместно, даже не понимая, что делают. Хотелось бы верить, что лоботомия исчезла навсегда, потому что врачи наконец поняли, что творят. Но в действительности её просто вытеснило более эффективное лечение.

Изо всех врачей обожал лоботомию, пожалуй, только Фримен. Другим докторам эта процедура не нравилась, но они прибегали к ней, когда считали, что ничего другого не остаётся. Но время шло, и на смену операции пришли психотропные препараты. Появилось лекарство под названием аминазин, которое поначалу называли «химической лоботомией».

Люди боялись, что аминазин тоже может навсегда изменить личность. Но препарат явно не превращал пациентов в неразумных детей, которые даже не могут контролировать основные функции организма. И вскоре от лоботомии как от врачебной практики отказались насовсем.