Свои секреты есть даже у тех шедевров живописи, которые кажутся нам хорошо знакомыми.

Мы считаем, что практически в каждом значимом произведении искусства есть загадка, «двойное дно» или тайная история, которую хочется раскрыть. Сегодня мы поделимся несколькими из них.

Загадка одинакового ракурса

Исследование, которое включало в себя описание картин разных эпох, выявило, что во все времена портретисты предпочитали показывать на своих полотнах левую половину лица моделей. Долгое время причина этого феномена была не выяснена, сейчас же ему найдено нейрофизиологическое объяснение: дело в том, что левая сторона лица демонстрирует больше эмоций, чем правая. Конечно, мастера средневековья не могли этого знать — они просто наблюдали, что определенный ракурс делает лицо модели более привлекательным.

О чем кричит Мунк

Эдвард Мунк, «Крик», 1893.

Мунк так рассказывал о появлении у него идеи одной из самых загадочных картин в мировой живописи: «Я шёл по тропинке с двумя друзьями — солнце садилось — неожиданно небо стало кроваво-красным, я приостановился, чувствуя изнеможение, и опёрся о забор — я смотрел на кровь и языки пламени над синевато-чёрным фьордом и городом — мои друзья пошли дальше, а я стоял, дрожа от волнения, ощущая бесконечный крик, пронзающий природу». Но что за закат мог так напугать художника?

Есть версия, что идея «Крика» родилась у Мунка в 1883 году, когда произошло несколько сильнейших извержений вулкана Кракатау — настолько мощных, что они изменили на один градус температуру атмосферы Земли. Обильное количество пыли и пепла распространилось по всему земному шару, добравшись даже до Норвегии. Несколько вечеров подряд закаты выглядели так, будто бы вот-вот настанет апокалипсис — один из них и стал источником вдохновения художника.

Писатель в народе

Александр Иванов, «Явление Христа народу», 1837-1857.

     

Десятки натурщиков позировали Александру Иванову для его главной картины. Один из них известен не менее самого художника.      На заднем плане, среди путников и римских всадников, еще не слышавших проповедь Иоанна Предтечи, можно заметить персонажа  в корчиневом хитоне. Его Иванов писал с Николая Гоголя. Писатель тесно общался с художником в Италии, в частности  по религиозным вопросам, и давал ему советы в процессе написания картины. Гоголь считал, что Иванов «уже давно умер для    всего мира, кроме своей работы».

Двойное дно шедевра Пикассо

Пабло Пикассо, «Синяя комната», 1901.

     

Одна из ранних работ Пикассо недавно была исследована при помощи новейших технологий и под картиной «Синяя комната» обнаружили портрет бородатого мужчины в пиджаке, галстуке-бабочке и с тремя кольцами на пальцах, который сидит, подперев лицо ладонью. Технический анализ подтвердил, что это работа Пабло Пикассо, но искусствоведы быстро отказались от версии, что перед ними автопортрет. Это не первая подобная находка в работах художника: в 1901 году Пикассо сильно бедствовал. Так что ничего удивительного в том, что он порой рисовал на старых холстах, нет.

Подагра Микеланджело

Рафаэль Санти, «Афинская школа», 1511.

     

Создавая знаменитую фреску «Афинская школа», Рафаэль увековечил своих друзей и знакомых в образах древнегреческих философов. Одним из них стал Микеланджело Буонаротти «в роли» Гераклита. Несколько столетий фреска хранила тайны личной жизни Микеланджело, а современные исследователи сделали предположение, что странно угловатое колено художника свидетельствует о наличии у него болезни суставов.

Это вполне вероятно, если учесть особенности образа жизни и условий работы художников эпохи Возрождения и хронический трудоголизм Микеланджело.

Зеркало четы Арнольфини

Ян ван Эйк, «Портрет четы Арнольфини», 1434 г.

   

 

В зеркале позади супругов Арнольфини можно увидеть отражение еще двух человек, находящихся в комнате. Скорее всего, это свидетели, присутствующие при заключении договора. Один из них — ван Эйк, о чем свидетельствует и латинская надпись, помещенная, вопреки традиции, над зеркалом в центре композиции: «Ян ван Эйк был здесь». Так обычно скрепляли контракты.

Как недостаток превратился в талант

Рембрандт Харменс ван Рейн, «Автопортрет в возрасте 63», 1669.

     

Исследователь Маргарет Ливингстон изучила все автопортреты Рембрандта и обнаружила, что художник страдал косоглазием: на изображениях его глаза смотрят в разные стороны, чего не наблюдается на портретах других людей кисти мастера. Недуг привел к тому, что художник лучше мог воспринимать реальность в двух измерениях, чем люди с нормальным зрением. Это явление называется «стереослепота» — неспособность видеть мир в 3D. Но так как живописцу приходится работать с двухмерным изображением, именно этот недостаток Рембрандта мог быть одним из объяснений его феноменального таланта.

Сырное вдохновение Дали

Сальвадор Дали, «Постоянство памяти», 1931.

Первая галлюцинация случилась у Дали в детстве. Она ему так понравилась, что художник стал специально напрягать психику, дабы получить дозу наслаждения. И написать очередную картину. Так было и с «Постоянством памяти» — пейзаж побережья был уже готов, но художнику не хватало центрального образа. В один из вечеров лета 1931 года, после ужина, завершившегося отменным камамбером, Дали погрузился в раздумья о растекающейся мякоти. Перед его мысленным взором возник сыр — и именно он стал прообразом знаменитых мягких часов. Художник закончил картину за 2 часа.

Безгрешная Венера

Сандро Боттичелли, «Рождение Венеры», 1482-1486.

До появления «Рождения Венеры» изображение нагого женского тела в живописи символизировало только идею первородного греха. Сандро Боттичелли первым из европейских живописцев не нашел ничего греховного в нем. Более того, искусствоведы уверены, что языческая богиня любви символизирует на фреске христианский образ: ее явление — аллегория возрождения души, прошедшей обряд крещения. 

Лютнист или лютнистка?

Микеланджело Меризи да Караваджо, «Лютнист», 1596.

Долгое время картина экспонировалась в Эрмитаже под названием «Лютнистка». Только в начале ХХ века искусствоведы сошлись во мнении, что на полотне изображен все-таки юноша (вероятно, Караваджо позировал его знакомый художник Марио Миннити): на нотах перед музыкантом видна запись басовой партии мадригала Якоба Аркадельта «Вы знаете, что я люблю вас». Женщина вряд ли могла сделать такой выбор — это просто тяжело для горла. Кроме того, лютня, как и скрипка у самого края картины, в эпоху Караваджо считалась мужским инструментом.