Иногда мёртвые возвращаются

Исследователи паранормальных явлений очень тщательно расследуют каждый случай, который может оказаться физическим доказательством реинкарнации. Случаи, перечисленные ниже, никоим образом не претендуют на серьёзные научные исследования, а некоторые из них — и вовсе похоже на анекдоты. Однако в каждом из этих случаев есть необъяснимые странности, которые заставят призадуматься даже самого прожжённого скептика.

1. Передача родимых пятен

 

Юрген Кейл

В некоторых азиатских странах есть традиция наносить на тело человека метки после его смерти (часто для этого используется сажа). Родственники надеются, что так душа умершего возродится вновь, в родной семье. Люди верят, что эти метки потом могут стать родинками на теле новорожденного, и будут доказательством того, что душа умершего возродилась.

В 2012-м году психиатр Джим Такер и психолог Юрген Кейл опубликовали исследование, посвящённое семьям, в которых дети рождались с родинками, совпадавшими с метками на телах их умерших родственников.

В случае с К. Н. — мальчиком из Мьянмы, отмечалось, что расположение родимого пятна на его левой руке в точности совпадает с расположением метки на теле его покойного деда. Дед умер за 11 месяцев до рождения мальчика. Многие люди, в том числе и члены его семьи, убеждены, что это метка деда, которую сосед нанёс на его тело с помощью обычного угля.

Когда мальчику было чуть больше двух лет, он назвал свою бабушку «Ма Тин Шве». Этим именем её называл только покойный дед. Родные дети называли бабушку просто матерью. А свою родную мать К. Н. называл «Вар Вар Хин», так же её называл и покойный дед.

Когда мать К. Н. была беременна, она часто вспоминала отца и говорила: «Я хочу жить с тобой». Родимое пятно и имена, произносимые ребёнком, заставляют его семью думать, что мечта его матери сбылась.

2. Ребёнок, родившийся с пулевыми ранениями

 

Ян Стивенсон был профессором психиатрии из Университета Вирджинии, и интересовался реинкарнацией. В 1993-м году в одном из научных журналов он опубликовал статью о родимых пятнах и врождённых дефектах, которые возникли, как считалось, «по неизвестным причинам».

В статье был описан случай, когда один ребёнок из Турции помнил жизнь человека, которого застрелили из дробовика. А в больничных записях числился человек, умерший через шесть дней после того, как выстрел разнёс правую сторону его черепа.

Турецкий мальчик родился с односторонней микротией (врождённая деформация ушной раковины) и гемифациальной микросомией, которая проявилась в недостаточном развитии правой половина лица. Случаи микротии наблюдаются у каждого 6000-го младенца, а микросомии — у каждого 3500-го младенца.

3. Пациентка, которая убила сына и вышла за него замуж

Брайан Уэйн (слева)

Брайан Уэйс, председатель отдела психиатрии медицинского центра Майами утверждает, что видел пациента, у которого во время лечения наблюдался спонтанный регрессивный эпизод его прошлой жизни. Несмотря на то, что Уэйс — психиатр с классическим медицинским образованием и лечит людей уже много лет, теперь он стал лидером в регрессивной терапии прошлых жизней.

В одной из своих книг Уэйс рассказывает историю пациентки по имени Дайан, которая работала старшей медсестрой в центре скорой помощи.

В ходе регрессивного сеанса выяснилось, что Дайан якобы жила жизнью молодой переселенки в Северной Америке, и было это в годы конфликтов с индейцами.

Особенно много она рассказывала о том, как пряталась от индейцев вместе со своим грудным ребёнком, пока её муж был в отъезде.

Она рассказала, что у её малыша была родинка чуть ниже правого плеча, похожая на полумесяц или изогнутый меч. Когда они прятались, сын закричал. Боясь за свою жизнь, и пытаясь как-то успокоить его, женщина случайно задушила сына, закрыв ему рот.

Через несколько месяцев после регрессивного сеанса, Дайан почувствовала симпатию к одному из пациентов, который поступил к ним с приступом астмы. Пациент, в свою очередь, тоже чувствовал странную связь с Дайан. И она испытала настоящий шок, когда увидела у пациента родинку в форме полумесяца, чуть ниже плеча.

4. Возрождённый почерк

В возрасти шести лет Таранжит Сингх жил в деревне Аллуна Миана, в Индии. Когда ему было два года, он начал утверждать, что его настоящее имя — Сатнам Сингх, и что родился он в селе Чакчелла в Джаландхаре. Село находилось в 60 км от его деревни.

Таранжит якобы помнил, что он был учеником 9 класса (возраст — примерно 15–16 лет), и что имя его отца было Джит Сингх. Как-то раз человек, едущий на скутере, столкнулся с Сатнамом, который ехал на велосипеде, и убил его. Произошло это 10 сентября 1992-го года. Таранжит утверждал, что книги, которые он вёз с собой в день аварии, вымокли в крови, и что в бумажнике у него в тот день было 30 рупий. Ребёнок был очень настойчив, так что его отец, Ранжит, решил расследовать эту историю.

Учитель в Джаландхаре рассказал Ранжиту, что мальчик по имени Сатнам Сингх действительно погиб в результате аварии, и что отца этого мальчика действительно звали Джит Сингх. Ранжит отправился к семье Сингх, и там подтвердили детали о вымокших в крови книгах и 30 рупиях. А когда Таранжит встретился с семьёй погибшего, он смог безошибочно узнать Сатнама на фотографиях.

Судебный эксперт, Викрам Радж Чауха, прочитал о Таранжите в газете и продолжил расследование. Он взял образцы почерка Сатнама из его старой тетради, и сравнил их с почерком Таранжита. Несмотря на то, что мальчик «ещё не привык писать», образцы почерка были почти идентичны. Затем доктор Чаухан показал результаты этого эксперимента коллегам, и они тоже признали идентичность образцов почерка.

5. Родившийся со знанием шведского

 

Ян Стивенсон

Профессор психиатрии Ян Стивенсон исследовал многочисленные случаи ксеноглоссии, которая определяется как «способность говорить на иностранном языке, который совершенно неизвестен говорящему в его обычном состоянии».

Стивенсон обследовал 37-летнюю американку, которую он назвал ТЕ. ТЕ родилась и выросла в Филадельфии, в семье иммигрантов, которые дома говорили на английском, польском, идише и русском. В школе она изучала французский. Всё её представление о шведском языке ограничивалось несколькими фразами, которые она слышала в одном телешоу о жизни американцев шведского происхождения.

Но в ходе восьми сеансов регрессивного гипноза ТЕ считала себя «Йенсеном Якоби», шведским крестьянином.

Будучи «Йенсеном», ТЕ отвечала на вопросы, задаваемые ей на шведском языке. Отвечала она на них тоже на шведском, используя примерно 60 слов, которые говорящий на шведском интервьюер при ней не произносил ни разу. Также ТЕ в качестве «Йенсена» смогла ответить на английские вопросы на английском же языке.

ТЕ под руководством Стивенсона прошла два теста на полиграфе, тест на словесные ассоциации, тест на способности к языкам. Все эти тесты она прошла так, как будто думала на шведском. Стивенсон поговорил с её мужем, с членами её семьи и знакомыми, пытаясь выяснить, не сталкивалась ли она раньше со скандинавскими языками. Все опрошенные сказали, что таких случаев не было. Кроме того, скандинавские языки никогда не преподавались и в школах, в которых училась ТЕ.

Но не всё так однозначно. Стенограмма сеансов показывает, что словарный запас ТЕ, когда она становится «Йенсеном» — всего около 100 слов, и она редко говорит полными предложениями. В ходе разговоров не было зафиксировано ни одного сложного предложения, несмотря на то, что «Йенсен» якобы уже взрослый мужчина.

6. Воспоминания из монастыря

В своей книге «Ваши прошлые жизни и процесс исцеления» психиатр Адриан Финкельштейн описывает мальчика по имени Робин Халл, который часто говорил на языке, который его мать никак не могла понять.

Она связалась со специалистом по восточным языкам, и он определил язык как один из диалектов, на котором говорят в северном регионе Тибета.

Робин сказал, что много лет назад он пошёл в школу при монастыре, там он и научился говорить на этом языке. Правда была в том, что Робин нигде не учился, поскольку ещё не достиг школьного возраста.

Специалист предпринял дальнейшее расследование, и на основании описаний Робина смог выяснить, что монастырь находится где-то в горах Куньлунь. История Робина побудила этого профессора лично отправиться в Тибет, где он и обнаружил монастырь.

7. Сожжённый японский солдат

Ещё одно исследование Стивенсона касается бирманской девушки по имени Ма Вин Тар. Родилась она в 1962-м году и возрасте трёх лет начала рассказывать о жизни какого-то японского солдата. Этот солдат был захвачен жителями бирманской деревни, потом его привязали к дереву и заживо сожгли.

Подробных деталей в её рассказах не было, однако Стивенсон говорит, что всё это могло быть правдой. В 1945-м году жители Бирмы действительно могли захватить в плен кого-то из солдат, отставших от отступающей японской армии, и они действительно иногда сжигали японских солдат заживо.

Ма Вин Тар демонстрировала черты, несовместимые с образом бирманской девушки. Она любила коротко стричь свои волосы, любила одеваться в мальчишескую одежду (позднее ей запретили это делать).

Она отказалась от острой пищи, которой отдаётся предпочтение в бирманской кухне, в пользу сладкой пищи и свинины. Также она демонстрировала некоторую склонность к жестокости, которая проявлялась в привычке хлопать по лицу своих товарищей по играм.

Стивенсон говорит, что японские солдаты часто хлопали по лицу бирманских сельских жителей, и что такая практика не является культурно органичной для коренных жителей этого региона.

Ма Вин Тар отвергла буддизм, исповедуемый её семьёй, и дошла до того, что стала называть себя «иностранкой».

А самое странное здесь то, что Ма Вин Тар появилась на свет с тяжёлыми врождёнными дефектами обеих рук. Между её средним и безымянным пальцами были перепонки. Эти пальцы были ампутированы, когда ей было всего несколько дней. На остальных пальцах имелись «кольца», как будто их чем-то сильно сжимали. Её левое запястье тоже охватывало «кольцо», состоящее из трёх отдельных углублений. По словам её матери, аналогичная метка была и на правом запястье, но она со временем пропала. Все эти отметки были невероятно похожи на ожоги от верёвки, которой японского солдата привязали к дереву, прежде чем сжечь.

8. Шрамы брата

В 1979-м году Кевин Кристенсон умер в возрасте двух лет. На 18 месяце жизни в его сломанной ноге обнаружились раковые метастазы. Препараты для химиотерапии мальчику вводили через правую сторону шеи, для того, чтобы бороться с массой проблем, вызванных болезнью, в том числе с опухолью, возникшей в левом глазу, из-за чего он начал выступать вперёд, и с небольшим узелком над правым ухом.

12 лет спустя мать Кевина, разведясь с его отцом и повторно выйдя замуж, родила ещё одного ребёнка по имени Патрик. С самого начала между сводными братьями наблюдалось сходство. Патрик родился с родинкой, которая выглядела как небольшой порез на правой стороне шеи. И находилась родинка как раз там, куда Кевину вводили препараты. Узелок на коже головы Патрика тоже был, и находился он в том же месте, что и у Кевина. Как и у Кевина, у Патрика была проблема с левым глазом, позднее ему был поставлен диагноз «бельмо роговицы» (к счастью, не рак).

Когда Патрик начал ходить, он хромал, несмотря на то, что никаких медицинских причин хромать у него не было. Он утверждал, что многое помнит об одной операции. Когда мать спросила его, что именно оперировали, он указал на узелок над правым ухом, где Кевину однажды делали биопсию.

В возрасте четырёх лет Патрик начал расспрашивать о его «старом доме», хотя он всё время жил только в одном доме. «Старый дом» он описывал как «оранжевый и коричневый». И если вы сейчас предположили, что Кевин жил в доме с оранжевой и коричневой расцветкой, вы угадали.

9. Воспоминания о кошках

Когда Джон Макконнел в 1992-м году получил шесть смертельных пулевых ранений, он оставил после себя дочь по имени Дорин. У Дорин родился сын, Уильям, у которого в 1997-м году была обнаружена атрезия клапана лёгочной артерии, врождённый порок, при котором неисправный клапан направляет кровь от сердца к лёгким. Правый желудочек его сердца также был деформирован. После многочисленных операций и лечения состояние Уильяма улучшилось.

Когда Джона застрелили, одна из пуль вонзилась в его спину, прошила левое лёгкое и лёгочную артерию и достигла сердца. Ранение Джона и врождённые дефекты Уильяма были чрезвычайно похожи.

Однажды, пытаясь избежать наказания, Уильям сказал Дорин:

«Когда ты была маленькой девочкой, а я был твоим папой, ты много раз вела себя плохо, но я ни разу не ударил тебя»!

Потом Уильям спросил о коте, который был у Дорин в детстве и упомянул, что он называл кота «Босс». И это поразительно, потому что так кота называл только Джон, а настоящая кличка кота была «Бостон».

10. «Подвешенное состояние»

Одна из пациенток доктора Уэйса по имени Кэтрин во время регрессивного сеанса вызвала у него настоящий шок, упомянув, что она находится в «подвешенном состоянии» и что отец доктора Уэйса и его сын там тоже присутствуют.

Кэтрин продолжала говорить:

«Твой отец здесь, и твой сын, маленький ребёнок. Твой отец говорит, что ты узнаешь его, потому что его зовут Авром и ты назвал свою дочь в его честь. Кроме того, причиной его смерти были проблемы с сердцем. Сердце твоего сына тоже важно, поскольку оно было недоразвитым, работало наоборот».

Доктор Уэйс был потрясён, потому что пациентка знала очень много о его личной жизни. Фотографии его живого сына, Джордана и его дочери были на столе, но Кэтрин, казалось, говорила об Адаме, первенце доктора, который умер в возрасте 23 дней. Адаму диагностировали полный аномальный лёгочный венозный дренаж с предсердным специальным дефектом — то есть лёгочные вены выросли не на той стороне сердца, и оно стало работать «задом наперёд».

Далее, отца доктора Уэйса звали Элвин. Однако его древневрейским именем было имя Авром, как и сказала Кэтрин. И дочь доктора Уэйса, Эми, действительно была названа в честь своего деда.