«..Мяне яшчэ пашукаюць» Космологические взгляды Язепа Дроздовича

Я. Н. Дроздович родился в 1888 году на хуторе Пуньки Дисненского уезда (Глубокский район) Витебской области, в семье безземельного шляхтича. После смерти отца в 1890 году семья Дроздовичей (мать Юзефа и пять ее сыновей, включая младшего Язепа) часто переезжает  с места на место в поисках земли и жилья. Юзефа была женщина энергичная и хозяйственная. Ко всему, она знала много белорусских народных песен, пела их своим детям, рассказывала белорусские сказки,    легенды и предания. От нее же услышал Язеп рассказы о звездном небе; недаром первую свою книгу по астрономии «Небесные беги» посвя­тил  »всем жертвующим собой ради науки… и родителям моим — отцу  Нарцызу, который при жизни любил разговоры о планетах, и матери Юзефе, от которой не раз приходилось слышать: «Учись и познай  не­бесные беги». Книгу эту Дроздович издал в 1931 году в городе Вильно «своими собственными стараниями». Сохранилось всего несколько ее  экземпляров. В ней популярно, на белорусском языке, приводились научные сведения  »о взаимном притяжении между небесными телами», говорилось о роли, которую  »играют в существовании небесных тел их  заатмосферные брони», давалось описание кругов планеты Сатурн, а также рассматривалась «возможность жизни на боковых поверхностях целостных кругов Сатурна». Книга была оформлена пятнадцатью пояс­нительными рисунками автора.

 » — Правда ли, что наша Земля — это есть кусок оторванной массы от тела самого Солнца, а наша Луна также кусок оторванной (массы) от тела нашей Земли?

— Неправда. Земля наша произошла не от Солнца, она происходит из двойнозвездной,  в паре с Марсом системы, которая находилась прежде где-то в небесных просторах, совсем независимо от притяжения Солнца, до тех пор, пока Солнце, путешествуя по небесным просторам, не встретило на пути своём эту двойнозвездную пару и не разъединило, пленя их в свою семью».

Такими словами начинает свою книгу «Где мы и кто мы. Космология. Бе­седы о происхождении вселенной», самобытный художник белорусского возрождения, человек, которого величали «белорусским Леонардо да Вин­чи», —Язеп  Нарцизович Дроздович (1888— 1954 гг.). Сам он назы­вал себя довольно скромно — «любителем теоретической астрономии» или «странствующим художником», мечтающим о том, чтобы его работы стали когда-нибудь нужными белорусскому народу.

К 1915 году Дроздович создает графическую серию символиче­ских рисунков и передает ее в Петербурге профессору Эпимаху-Шипилле. К сожалению, из этой серии сохранилось только несколько рисунков по теме «Архитектура на Луне» и часть набросков.

В  Новогрудской гимназии в 1928 году учился Борис Кит, талантливый ма­тематик, педагог,  директор Виленского университета и Новогрудской гимназии в 30—40-х годах. В 1944 году Кит эмигрировал в США и за­тем (ныне он профессор и академик Международной академии астро­навтики, вице-президент Международной академии наук Евразии) при­нимал участие в стратегической программе космических исследований, в частности, разработал  космическое топливо для ракет «Аполлон», побывавших на Луне.

В мире много странностей, но когда две из них притягиваются одна к другой духовными и научными интересами (особенно такими редкими для Беларуси, как космология), это становится не просто очередной странностью или совпадением, а воистину  культурно-историческим феноменом, обусловленным всем предыдущим ходом национального развития.

Я. Дроздович. Проект космического корабля.

Я. Дроздович. Проект космического корабля.

В конце 1930 года Дроздович переезжает в Вильно и, как он сам вспоминает, «за последние деньги» снимает комнату на улице Липовка (на верхнем этаже), чтобы отдаться любимому занятию — «исследованию звездного неба». Здесь он устраивает себе «небопознавательную (небаведную) рабочую комнату», приводит в по­рядок накопленные за последние годы вычисления о небесных телах, пишет, рисует «космологического содержания  картины». Отсюда ухо­дит в свет его книга «Небесные беги» (1931 г.).

Следующей работой Я. Дроздовича станет «Происхождение планет Солнечной системы и их самовращение». Вместе с рукописью «Гармония планет» он отправит ее на хранение в библиотеку Академии наук БССР. К сожалению, работы эти не сохранились, хотя основные их положения автор будет неоднократно повторять в своем «Дневнике», в «Беседах о происхождении вселенной. Космология» (1938 г.), монографии «Теория движения в космологическом значе­нии».

Одна из ведущих гипотез Дроздовича, излагаемых им в своих рабо­тах «в наипопулярнейшей для читателя форме», относится к «происхождению Солнечной системы». Согласно его теории, «Земля наша происходит не от Солнца, происходит она из двойнозвездной системы  в паре с Марсом, которая находилась где-то в космических просторах, независимо от притяжения Солнца». После встречи с Солн­цем эта система была разъединена, и под действием солнечного при­тяжения Земля с Марсом заняли свои нынешние орбиты. Земля, как большая по размерам, заняла место ближе к Солнцу и захватила Луну, которая стала вращаться теперь вокруг Земли (прежде вращалась во­круг Солнца), «обернувшись к ней тем самым наиболее гористым бо­ком, которым она прежде была повернута к Солнцу». Землю с Марсом Дроздович относит к двойнозвездным системам по «их примерно оди­наковому суточному круговращению вокруг своей оси, по направлени­ям их осей в плоскости орбит». Вообще все планеты Солнечной систе­мы он делит на самовертящиеся и несамовертящиеся, луноподобные. К несамовертящимся он относит Луну, Венеру, Меркурий. Они старожи­лы системы, «оборачиваются вокруг своей оси раз в году». Отсюда вы­вод: «наша Солнечная система произошла не из тумана, не из туманно-рассеянной и горячей массы, а из готовых, прежде упорядоченных небесных тел, собранных и сгруппированных в систе­му через захват странствующим Солнцем… не сразу и не всех вместе, а в различные периоды времени и в различных,  далеко расположенных местах космического пространства.

В подтверждение своей теории Дроздович приводит следующие факты: «Орбита планеты Паллада совсем не согласуется с Канто-Лапласовской теорией, потому что идет вразрез с движением части планет   и,   как   недавно   прибывшая   и   не   успевшая   упорядочить через взаимопритяжение свою орбиту в плоскости эк­липтики, перечеркивает эклиптику орбит всех остальных планет. А на­правления движения  Луны Урана и Нептуна, вращаются вокруг своих планет в обратном направлении.  (Уран, Неп­тун, Юпитер, Сатурн Дроздович также относил к двойнозвездным сис­темам, захваченным Солнцем.) Таким образом, делается вывод, что «происхождение нашей Солнечной системы — дело не одновременное и не одноразовое и  в дополнение к тому еще и композционно-гармоническое, как будто по некому разумному плану».

Эти гипотезы — из рукописи «Где мы и кто мы. Беседы о происхож-  дении вселенной. Космология» (1938 год, Дисненщина). В «Беседах…» много места занимает фантастическое описание Луны — «антикопии планеты Земля». Так, если «резервуары воды на нашей Земле — это низины с морями, океаны, то на Луне резервуары воды — это горные вершины, покрытые снегами, льдом… Если наши реки в жаркое лето высыхают, то на Луне лунные реки чаще горного происхождения и бе­рут свои воды с тающих горных снегов». А еще на Луне есть города и села «с распаханными квадратами полей, с дорогами, настоящими озерными дамбами, мостами, железнодорожными валами через гор­ные проломы, оросительными каналами и многим другим, что наши те­лескопы увидеть не в состоянии».

Далее Дроздович рисует нам образ сатурнянина, живущего на од­ном из спутников Сатурна, — «маленькие, метрового роста, буроволосые гномики, люди, которые ведут свою жизнь довольно культурно и даже знакомы со способом перелетов на самолетах безмоторной авиа­ции». На вопрос: «А откуда вы все это знаете?» — Дроздович отвечает: «Сказал бы я подробно, откуда все это знаю, но из-за того, что пишут тут не для одного и не для нескольких в одинаковых знаниях и убежде­ниях, а для неизвестных мне всех, — вынужден промолчать. Пусть су­дят обо мне, как кому нравится».

Свое художественное виденье космических миров Я. Дроздович ос­тавил на многих живописных, акварельных и графических работах. Их можно условно поделить на символические и реалистические. Однако иные из них объединяют в себе то и другое.  Так, в картине «Над пропа­стью» (1935 г.) черепа, расположенные вокруг восьмигранного столба, символизируют собой спутники Сатурна. Эстетическое восприятие та­ких его космических картин, как «Встреча весны на планете Сатурн» (1932 г.), «Панорама города Трывеж на Луне» (1933) вселяет веру в ре­альность существования разумной жизни в космосе.

Интересно, что если живописные и акварельные работы носят ха­рактер красочного художественного жизнеописания космических ми­ров, то графические работы поданы в основном через символичность   космических образов,  отражающих мироощущение и философские взгляды   самого  Язепа  Дроздовича.   Так,   одно   название   картины «Нирвана» (1925 г.), передавая интерес художника к восточной фило­софии, одновременно дает почувствовать глубину размышлений чело­века, погруженного в духовное самосозерцание. Сюжеты символиче­ских картин свидетельствуют о поиске художником не столько внешне­го (видимого), сколько внутреннего смысла жизни, обращенного к са­мосознанию и самопознанию личности.

Для Дроздовича тема смысла жизни заключалась в поиске и выяв­лении приоритетных ценностей человеческого бытия, преломленного через осмысление истории существования как всего человечества, так и отдельного человека.

В 1943 г. Дроздович создает своего рода космическую икону  »Космос». На фоне звездного неба Бог-отец в человеческом облике  мудреца бросает, словно мячик,  планету Земля в космическое про­странство, где уже летают кометы, звезды и, конечно же, Сатурн в ок ружении своих колец.

Странствующая, бездомная жизнь (часто «целыми днями не брал в рот даже хлебной крошки и обходился одной водой»)  вместе с мораль­ными «терзающими душу вопросами»: «А пригодятся ли людям мои ра­боты»… «Для кого же я все это пишу?», — безусловно, сказались на здоровье Язепа Дроздовича. Один из жителей деревни Бояры вспоми­нал, как в 1946 году он пошел с «дядькой Язепом» мыться: «На исхуда­лом теле торчали кости, майка была в лохмотьях  и повязана на много­численные узелки, чтобы не рассыпаться от ветхости». А ведь до войны он знал дядьку Язепа «как здорового, крепкого, приятного человека». В эти годы «дядька» между тем создал серию акварельных картин, объединенных в альбом «Космовизия», который должен был стать ил­люстративным материалом к его основной работе по космологии.

Дроздович торопится опубликовать главную свою рукопись — «Теория движения в космологическом значении» — продолжение его предыдущих работ. Он окончил ее в 1949 году и в письме к президенту АН БССР

Якубу Коласу (май 1950 г.) сообщает: «Цель написанной мной теории — дополнить незаврешенную работу Ньютона. В теории моей дано 16 научных открытий. А я еще добавил 4 открытия, и вместе их уже не 16, а 20″. Самонадеянность? Может быть.

Неизвестно, ответил ли ему Якуб Колас, но вот на письмо, послан­ное в 1952 году на физико-математический факультет БГУ им. В. Лени­на декану Пахуто, ответ есть. Прочитав в кратком изложении работу «любителя теоретической астрономии» о «Происхождении самовертя­щихся планет Солнечной системы»,  а также его статью «О преобразо­вательных зонах», профессор отвечает, что «самосветящихся планет» в Солнечной системе нет, как и нет эфира в космосе, а значит, не может быть и «преобразовательных зон» (согласно теории О. Шмидта). Как видим, Пахуто прочел статью невнимательно, перепутав слово «самовертящиеся» со словом «самосветящиеся», что в корне меняет картину космического мироустройства Язепа Дроздовича.  Согласив­шись, что «самосветящихся планет в Солнечной системе — нет», люби­тель астрономии  посетовал: «А жаль, что эфира нет. Жил -был эфир, и вдруг его не стало. Ах, какая жалость! Останутся мои «преобразовальные» (преобразовательные) зоны без последствий, без эфирного окружения. А впрочем, это еще полбеды, было бы только вещество, светоносное, энергопроводное, безатомное вещество. А на­звание вещество не изменяет».

Космологические работы Я. Дроздовича  »Теория движения…» и «Преобразовательные зоны» представляют собой уникальное предви­денье развития астрофизики. В условиях,    мало приспособленных к астрономическим исследованиям, без профессионального образования, он на десятки лет опередил предположения ученых. Так, только в 60—

70-е годы появились теории  Е. Рускола и А. Харрис о том, что

возник­новение Земли и Луны, возможно, произошло из двойнозвездной

сис­темы, в которой они существовали раньше. Также научно подтвержден сегодня факт, что во время морских приливов, возникающих из-за

при­тяжения Луны, происходит перемещение земной поверхности на 50— 70 см. Подробное описание этого факта при переходе Луны из «старой в молодую» Я. Дроздович дал в своей «Теории движения…»,  в главе «О зависимости землетрясений от космических причин». В остальных сво­их «16 открытиях» он предполагал, что «от перемещения земной орби­ты и наклона оси Земного шара уже не раз происходили то расширения до современных полярных кругов, то сужения до экватора тропиков земного солнцестояния».

Безусловно, отсутствие научной терминологии затрудняет понима­ние работ Дроздовича. Вместе с тем вызывает восхищение изобрета­тельность, смекалка этого любителя-астронома, называвшего свое об­разование «Гершалевским» (по имени астронома Гершаля).

К сожалению, до сегодняшнего дня работы Язепа Дроздовича не изучены. Невольно вспоминаются слова «отца советской космонавти­ки» Константина Циолковского, написанные им летом 1928 года: «Как ужасно делать  великое и быть непонятым. Вот хотя бы работа «Образование солнечных систем», ее никто не разобрал. Как же долж­но терзаться мое сердце от одного этого».

Не об этом ли писал и Дроздович? И все же в его дневниковых за­писях, «беседах о небесной механике» всегда звучали оптимистические нотки: «Я верю, что придут времена, когда большинство человечества откажется от участия в войнах, от этого великого злодейства… И всю технику с науками повернут не на услужение этому злодейству, а на доброе дело… все те затраты, которые шли на ведение войн, пойдут на завоевание неиспользованных сил природы… а вместе с тем и на за­воевание заатмосферного межпланетного пространства… Я верю в жизнь во Вселенной. Я верю, что миры населяются людьми»

( PS.  Дневники Дроздовича опубликовал и перевел с белорусского — Юрий ШАЙКОВ, …………..)

В физико-математический ф-т

Бел. гос. университета им. Ленина

на рецензию или опубликование

ЯЗЭП ДРАЗДОВИЧ

«Происхождение самовертящихся планет Солнечной системы»

в кратком изложении по новой теории

написал в 1931 г. и сдал на хранение в библиотеку

АН БССР — любитель теоретической астрономии, художник

и  педагог белорусских средних школ — Иосиф Нарцизович Драздович, с добавлением статьи «Перетворальные зоны» и «Что мы знаем и что нам кажется»

в. Юркова, январь, 1952 г.

Р.S. Возможно, что на первый взгляд моя, эта новая, не похожая на дру­гие теории, теория происхождения планет, а следовательно, и теория проис­хождения самой Солнечной системы, покажутся сущим «дикообразом», но и как на «дикообраза», прошу дать рецензию, оценку. Рецензия мне нужна для издательства, для опубликования. Много было теорий и до моей теории, но я им не подражаю, а иду своей собственной дорогой, согласуясь со своим долголетним научным убеждением.

Философ Кант посвятил своей «кантовской» теории происхождения Солнечной системы не более двух лет времени,» ибо написал ее, будучи 22-летним студентом. Я же своей теории происхождения самовертя­щихся планет посвятил  аж 40 лет: 20 лет на отыскание тех причин, ко­торые заставили наш земной шар завертеться вокруг своей оси, неза­висимо от кружения вокруг Солнца, и нашел их. Эти причины в двойнозвездной системе с планетой Марсом, через посредство круговра­щения луноподобным образом вокруг ничем не занятого пустого цен­тра. А другие 20 лет отдал на отыскание причин разсистематизирования этой двойнозвездной системы Земли с Марсом. И нашел эту причи­ну в абсолютной пустоте перетворальных зон, которые не подчиняются открытому Ньютоном всемирному тяготению. Как ни странно движение вокруг пустого центра, от которого нет никакого притяжения, как ни странно то, что абсолютная пустота не прозрачна для лучей света и не способна пропускать сквозь себя всемирное тяготение, однако ж так оно и есть. Движение нашей Луны и так называемые «угольные мешки» свидетельствуют нам об этом. А планета Паллада своим движением по орбите, как сепаратистка, разбивает все кантоподобные гелиогенические теории. Ибо наша Солнечная система — это сборная семья. Будь я помоложе, я бы не спешил с опубликованием моих научных открытий, но я заметно старею и боюсь, что как бы мои знания не отошли вместе со мной туда, откуда уже нет возврата. Прошу разучить и оценить по всем правилам науки без стеснений.

ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ

Наша Солнечная система сборная, гармоничная. Создавалась странствующим Солнцем во время встречи на своем межзвездном пути погасших и погасающих звезд, как одиночного, так и двойнозвездного происхождения, к которым и наша планета Земля с Марсом принадле­жат, как разъединенная, двойнозвездная пара. Процесс создания пла­нет нашей Солнечной системы еще не закончен, продолжается.

НАЧАЛО

Вопрос: Что заставило нашу планету Земля завертеться вокруг своей оси на протяжении 24-х часов? Какая сила и каким образом?

Ответ: То, что заставляет и нашу Луну вертеться вокруг своей оси на протяжении одного месяца, кружась вокруг земного шара из точки центра двойнозвездного круговращения. Это потому, что наша Луна пропорциональна к величине земного шара замала и недостаточно сильна на то, чтобы выводить весь земной шар полностью из центра в круг двойнозвездного круговращения, вокруг ничем не занятого цен­тра. Сделать это могла лишь планета Марс, обратясь к Земле, а Земля к Марсу одним и тем же боком и проделывать в паре 24-х круговые кру­говращения вокруг ничем не занятого центра Земли на внутренней, а Марс — внешней орбите круговращения, так, как это показано на чер­теже «Двойнозвездная система в движении вокруг пустого, ничем не занятого центра», круговращаясь независимо одна от другой внутри круга в прямолинейном направлении на отлет. Таким образом, заначали свое самоверчение вокруг своей оси и другие самовертящиеся планеты нашей Солнечной системы: Юпитер с Сатурном и Уран с Нептуном, о чем могут свидетельствовать приблизительно одинаковые на них сутки. Только таким образом, двойнозвездным круговращением, и пл. Марс и наша пл. Земля завертелись на своей оси совершенно независимо от Солнца и других небесных тел.

В: А что их разлучило, разъединило?

О: Происхождение их двойнозвездной системы сквозь небольших размеров перетворальную .зону, в которой всемирное тяготение бездействует.

ЧЕРТЕЖ

Двойнозвездная система в движении вокруг пустого, никем не заня­того центра. Таким образом, наша пл. Земля в паре с пл.Марс, обратясь одна к другой одним и тем же боком, — заначали свои одинаковые са­моверчения вокруг своей оси. То же самое сталось с Юпитером и Са­турном и с Ураном и Нептуном.

Я. ДРАЗДОВИЧ. 

ПРОИСХОЖДЕНИЕ САМОВЕРТЯЩИХСЯ ПЛАНЕТ

(В КРАТКОМ ИЗЛОЖЕНИИ).

1.  Первоначальная Солнечная система состояла из одних несамовертящихся планет, из луноподобных, таких, как Венера и Меркурий, оставшихся на своих старых орбитах.

2. Самовертящиеся планеты — такие, как Земля с Марсом, как Юпитер с Сатурном и Уран с Нептуном — вошли в состав нашей Солнечной системы позже несамовертящихся, луноподобных, из разсистематизированных пере-творальными зонами двойнозвездных систем, но без собственных Лун, а на-

ловили себе Лун, войдя в пределы Солнечной системы из лунообразных планет первоначальной Солнечной системы, путем вспадения на орбиты по­следних в том самом направлении, в какой лунообразные образовались во­круг Солнца, при малой разнице по быстроте движения при этом.

3.  Все несамовертящиеся планеты и Луны великих планет происхо­дят из луноподобных планет первоначальной Солнечной системы.

4.  Суточные самоверчения вокруг своей оси наша Земля получала от двойнозвездного кружения вокруг пустого, ничем не занятого центра с пла­нетой Марсом, как парнозвездная система, пролетевшая сквозь небольших размеров перетворальную зону (пространство с абсолютной пустотой, в ко­тором всемирное тяготение бездействует) и разъединившиеся, о чем свиде­тельствуют их приблизительно одинаковые 24-часовые суточные вращения, а также одинаковые направления оси. То же самое сталось и с другими са­мовертящимися планетами двойнозвездного происхождения, с такими, как Юпитер с Сатурном и Уран с Нептуном.

5.  Наша земная Луна (Месяц) происходит не от Земли, а из числа лунообразных планет первоначальной Солнечной системы, как старо­жил последней, как плененный сначала Солнцем, а потом Землей, из числа одиноких, никогда не бывших в паре с другими планетами.

6.  Меркурий и Венера — это лунообразные планеты нашей Солнечной системы, старожилы первоначальной семьи планет Солнечной системы, оставшиеся на своих старых орбитах, не захваченные луноновоприбывшими из двойнозвездных систем более крупными планетами, так как Юпи­тер с Сатурном и как Уран с Нептуном, со своими многочисленными Луна­ми, захваченными на своем пути в плен из лунообразных планет первона­чальной Солнечной системы путем выпадения из их орбиты в одинаковом направлении и при малой разнице при быстроте движения.

7.  Наша планета Земля — парнозвездный близнец Марса.   ,

8.  Марс — парнозвездный близнец планеты Земля.

9.  Юпитер — Сатурна. Ю.Сатурн — Юпитера.

11. Уран — Нептуна.

12. Нептун — Урана.

13.   Плутон, возможно, из лунообразных планет первоначальной Солнечной системы.

14.Планеты Церера и Веста, как самые крупные в своем поясе сре­ди планет-лилипутов, пока что телескопически достаточно не исследо­ваны, но есть подозрения, что и Церера с Вестой самосветящиеся, про­исхождением из двойнозвездной системы.

15.Планета-карлик — светопеременный Эрос — самовертящаяся планетка сама должна иметь себе парнозвездного близнеца («Псыхею»), с таким самым по долготе суток самоверчением среди ближайших планет-карликов.

16.Планета Паллада — планета, которая не вышла в эклиптическую плоскость орбит всех остальных планет и идет с ними вразрез.

 

ИЗ  МОНОГРАФИИ «ТЕОРИЯ ДВИЖЕНИЯ В КОСМОЛО­ГИЧЕСКОМ ЗНАЧЕНИИ» (О ЗЕМЛЕТРЯСЕНИЯХ, ВЫЗВАННЫХ КОСМИЧЕСКИМИ ПРИЧИНАМИ. 1948 ГОД)

— Может ли быть землетрясение вызвано не через самооседание земной коры и вулканическую деятельность, а (обусловлено) космиче­скими причинами через взаимопритяжение нашей планеты Земля с Лу­ною, или с Солнцем, или с обеими вместе?

Ответ:

У нас на севере Европы в районе северных Карпат, Кавказа и Крыма, а также в Азии — на Северном Алтае, где скорость круговращения земной оси намного меньше скорости круговращения вокруг своей оси земной коры южнее северных Карпат и Алтая, — таких землетрясений, вызванных кос­мическими причинами, может и не быть. Но южней, где эта скорость земной коры в кругобежном движении намного быстрее и где путь Солнца (летом) и путь Луны (зимою) на куполе неба ближе к зениту, — там возможно. А осо­бенно возможно на межгорных просторах, которые отгорожены от восхода до заката, поперек пути Солнца и Луны — хребтами высоких скалистых гор. Когда Солнце и Луна (особенно Луна) восходят или заходят, на берегу моря вызывают прилив или отлив морской воды, притягивая своим притяжением в горизонтальном направлении, к себе в свою сторону. А если это происходит с морскою водою, то почему это самое не может произойти и с земною ко­рою во время перехода Луны из полнолуния в новолуние, когда Луна станет напротив рядом с Солнцем, особенно там, где высокие горные хребты рас­положены своей длиной вдоль меридиана, перегораживая собой с востока большие просторы, заслоняя их от притяжения Солнца, вместе с Луною. По­тому что хребты скалистых гор — это есть не что иное, как извержения (вываратни) или морщины (маршаки) земной коры, вызванные оседанием,

через остывание горячей массы внутри земного шара. А под каждой такой морщинкой или извержением (вываратняй) кора земного шара уже не целая. И каждый хребет скалистых гор это есть как бы рубец .от загноившейся (загоинай) раны земной шкуры. Так вот под этими рубцами наиболее подхо­дящее (найквалейшае) место для разрывачземной коры.

Солнцелунного притяжения хребтами первых гор на востоке.

И Солнце и Луна, хоть и не в одинаковой силе (так как Луна сильнее Солнца воздействует на морские приливы и отливы), светят на поверх­ность Земли, воздействуют притяжением на их (бока, на края  или на загибы . Когда восходят еще и планеты, они подтягивают в свою сторону бок земной коры, ускоряя этим ее скорость по круговращательному движению. Заходя, они же придер­живают ускоряемое (ускоранае)…

Землетрясения, вызванные космическими причинами, происходят обычно в конце полнолуния или в начале новолуния (маладзіка), когда Луна окажется на одной  линии между Солнцем и Землею, когда овалы сторон земного шара подпадают под общую силу притяжения и Солнца и Луны вместе, сразу, с удвоенной силой притя­жения, сильно воздействуя на вечерние и утренние стороны, вечером придерживая, а утром ускоряя круговращательное движение земного шара. А особенно, когда на этой утренней стороне возвышаются высо­кие хребты скалистых гор, и тем более, когда эти хребты заслоняют собой от притяжения Солнца с Луною, уже не раз прежде нарушались землетрясеньями пространства, за которыми могут находиться на за­паде или на юге и еще ряды скалистых гор, так же загороженных.    В, тот момент, когда массив первых гор сдвинется  на восток, в сторону восходящего Солнца с Луною, произойдет разрыв с перего­роженной ими на западе равниной; в другой момент, когда притяжение восходящей Луны с Солнцем, миновав  равнину, ухватится за следующий массив гор, толкнет его к себе на восток, то на пройденной межгорнай равнине, которая отстала от движения на восток первых гор, и будучи подтолкнутой  другими горами, охваченными притяже­нием восходящего Солнца вместе с Луною, будет вынуждена так же содрогнуться на восток, догоняя, как отставшая, первые горы. А догнавши, также получит сотрясение так, как это бы­вает с вагонами при неравомерном движении поезда.

И вот таким образом на межгорных или недалеко находившихся от гор равнинах происходят нередко во время перехода полнолуния в но­волуние страшные сотрясения в земной коре, землетрясения, разру­шающие от моментальных сотрясений стены городов, убивая и калеча при этом людей, жителей этих городов, которые страдают от незнания , что может их ожидать в своих стенах ночью, перед восходом Солнца, в час перехода полнолуния в новолуние…Подобных землетрясений, вызванных причинами космическими, больше происходит в Средней Азии.

д.Загор’е, лето 1948 г.

 

 

ЧТО РАЗЛУЧИЛО НАШУ ПЛАНЕТУ ЗЕМЛЮ С ПЛАНЕТОЮ МАРСОМ И ВЫВЕЛО ИХ ИЗ ДВОЙНОЗВЕЗДНОЙ СИСТЕМЫ

Беседа

Вопрос. Если бы наше Солнце имело такую могущественную силу разлучать на большом от себя расстоянии двойнозвездные системы, то разлучило бы и нашу планету с Луной. Что же тогда разлучило нашу планету с Марсом, как двойнозвездную систему?

Ответ. Перетворальная зона. Перетворальные зоны — это остров­ного характера участки межзвездного и всемирного пространства, не занятого тем веществом, которое мы называем эфиром и которое слу­жит в небесной механике проводником для всякого рода микроколеба­тельного движения и волн. Перетворальная зона — это пространство с абсолютной  пустотой, где нечему колебаться или волноваться. Это зо­на тьмы и отсутствия всемирного тяготения, как взаимного притяжения между отдельными небесными телами, которое, так же, как и лучи све­та, и звуки радио, передаются пространством микроколебательным со­трясением, микроволновым порядком.

Всемирное взаимотяготение берет свое начало во внутримассовом взаимотяготении  внутри самих небесных тел, где не требуется для него никаких провод­ников, где сама масса служит проводником через соприкосновение. Заэфиренное ж пространство служит взаимотяготению как бы про­должением этого соприкосновения, через пространство с другими не­бесными телами. Но в безэфирном, ничем не заполненном пространст­ве это соприкосновение теряется, и взаимное притяжение (оказы­вается) в бездействии. Перетворальная зона — это пространство, ко­торое парализует всякого рода связи между разделенными простран­ством небесными телами. В Перетворальной зоне могут действовать только разгонные движения, движения в простолинейном направлении, по инерции, в пространстве, и внутренне массовые движения, такие, как самовращения вокруг своей оси. Систематические ж движения с круговращениями в пространстве парализуются. И двойнозвездная система, проделывающая кругобежные движения вокруг ничем не за­нятого центра, влетев в безэфирную, с абсолютной пустотой перетво-ральную зону, теряет все свои кругобежные движения в пространстве и переходит с дугообразных на простолинейные направления, при пол­ной независимости одной звезды от другой, без всякого взаимного притяжения между собою, и каждая из них летит в пространственном   направлении, без всякой связи между собою, врозь…

И двойнозвездная система, пролетев сквозь такую перетворальную зону, становится рассистематизированной, разлученной (разъедине-нной) на большее расстояние между звездами. Но изначально образованные в пар-нозвездной системе, одинаковые у обеих звезд самоверчения вокруг своей оси, как внутримассовый разгон, остаются за обеими звездами неизменны­ми навсегда, как остаются неизменными одинаковые параллельные направ­ления их осей самоверчения. И вот по этой-то одинаковой продолжительно­сти самовращения (планет) вокруг своей оси и по параллельному направле­нию, в одну точку, осей и можно определить планеты — какого они проис­хождения, одиночного или же двойнозвездного, и которая с которой.

Вопрос. А по каким признакам можно узнавать и отыскивать в не­бесном пространстве перетворальные зоны?

Ответ. По их затемненным (затмивательным) свойствам, по затемнению туманностей звездных скоплений во Вселенной черными пятнами и пятныш­ками и ровными узкими полосами, пересекающими некоторые из звездных скоплений.

Вопрос. В чем же причина их затмевающих свойств?

Ответ. В безэфирной абсолютной пустоте, не проводящей сквозь себя световых лучей, ибо там, где нет чему колебаться или волноваться, и лучи света не летят, им не на чем лететь, им нет проводника.

Пространство, занятое абсолютной пустотой, где нет чему ни колебаться, ни волноваться, — не способно быть проводником не только для электромагнитных волн или микроколебательных токов, каковые мы тут на Земле получаем сквозь безвоздушное пространство от Солн­ца во время усиленного разлития на Солнце темных пятен, вызываю­щих у нас на Земле магнитные бури, не только для излучения в безвоз­душное пространство северных сияний. Оно не способно переносить на себе и лучей света и нитей взаимного притяжения между отдельными небесными телами, которое Ньютон назвал «Всемирным тяготением».

Деревня Лепляны, осень 1951 г.

 

ЧТО МЫ ЗНАЕМ И ЧТО НАМ КАЖЕТСЯ (1952 ГОД)

Мы знаем, что все небесные светила, подобно людям, переживают и детство, и юность, и наконец, старость и — потухают. И нам кажется, что потухшее светило уже никогда не вернется к своему прежнему све­тоносному детству и юности, чтобы снова засветиться, засиять ярко-белым голубоватым светом. А как потухло, то уже потухло раз и навсегда, на вековечные времена.

Мы знаем, что наше Солнце время от времени стареет. На нем по­являются темные красные пятна, и оно из белого превращается в золо­тистое, желтеющее, со временем превратится в красное, а из красного в темное, потухшее. Но сколько раз оно таким образом превращалось и потухало, об этом мы не имеем никакого представления. И нам кажется, что когда Солнце потухнет, то уже потухнет раз навсегда и уже   никогда не отродится в яркосветящее Солнце. А так и останется навсе­гда темной громадиной, не пригодной ни в планеты, ни в светила, и бу­дет как таковое странствовать в космическом пространстве, волоча за собой многочисленную семью обледенелых от холода планет с лунами. Но это нам только кажется. И темные громадины могут быть полезны­ми, как центральные воротилы для меньших, не только для таких же темных, а и для самосветящихся планет Солнц.

А новые звезды — это есть не что иное, как отмоложенные в пере-творальных зонах и вынырнувшие из безэфирного в заэфирное про­странство старые звезды. И наша планета со своим горячим нутром и остывшей корой, на которой мы живем, если бы прошла сквозь гро­мадных размеров перетворальную зону, то превратилась бы таким же образом в самосветящую, яркосветящую новую звезду, излучая во все стороны всю излишнюю свою, накопленную на изоляции световуюэнергию.

Каким образом создаются  новые звезды в перетворальных зонах, что их разгорячает, накопляет, — опишу отдельно, если это понадо­бится ради детального понимания значения перетворальных зон.

На вопрос: «А где они, эти перетворальные зоны, где их искать?» — отвечу: «Ищите их там, где появляются новые звезды, как вынырнувшие из абсолютной пустоты в светоносный эфир».

Деревня Лепляны, январь 1952 года

( PS.  Первоисточники опубликовал и перевел с белорусского — Юрий ШАЙКОВ.)

 

,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,

Среди обитателей Интернета бытует кривое в методологическом отношении понятие "баян".. Еще не все . к сожалению, вполне осознали. что Интернет в своем высшем измерении является не столько пространством трансляции бесконечных "новостей". но пространством РИТУАЛЬНЫХ ВОСПРОИЗВЕДЕНИЙ.

 http://myland.by/myane-yashche-pashukayuc-kosmologicheskie-vzglyady-yazepa-drozdovicha